Шоубиз или медные трубы (продолжение 6)

Перерыв закончился, и мы медленно побрели на съёмочную площадку. Вторая половина дня оказалась ещё мучительнее. В который раз переснимали одну и ту же сцену.
Все в буквальном смысле валились с ног. Но Панов заявил, что никто не уйдёт, пока не отыграем этот эпизод. Завтра у нас не будет возможности его переснимать.
И самое неприятное в этом то, что главной виновницей затягивании процесса была именно я, потому что, всё никак не могла понять, что он от меня хочет.
Сцену отчаяния я играла красиво, как мне казалось, а ему всё не нравилось. Трагизм - мой профиль, вообще-то.
На меня уже посматривали не только со злобой, ещё полчаса, и меня задушат всей площадкой.
Взглянув на часы и увидев, что уже почти девять, я поняла, что ненавижу Панова больше всего в жизни, и мне бы сейчас в руки пулемёт...
У меня даже начали закрадываться сомнения, что он в особо изощрённой форме решил надо мной поиздеваться.
В этот момент я услышала в очередной раз: «Стоп!» и дальше длинную тираду о том, что он обо мне думает, и не только обо мне, но и о Станиславском в моём лице.
Чувствуя себя совершенно обессиленной, я прислонилась к стене. Казалось, если сейчас не обрету точку опоры, то просто потеряю сознание, я медленно сползла на пол. Как ни старалась держать себя в руках, дабы не показать окружающим своё уже не столько бессилие, а даже отчаяние, но предательские слёзы сами покатились из глаз.
Неожиданно для всех, Панов без предисловий заорал: «Тишина в студии! Таня, работаем! Камера мотор!»
Я вскочила, совершенно обескураженная таким поворотом событий, не понимая, как в таком состоянии - «работаем»?! Но прилежно произнесла текст, слёзы всё ещё катились и добавляли трагизма.
Когда я, дойдя уже до отчаяния, хотела развернуться и послать Панова ко всем чертям, он крикнул: «Стоп! Снято!» Поднялся со своего места и пошёл к выходу, проходя мимо меня, он подмигнул и добавил: «Умница!»
«Умница?!» - мне захотелось его догнать и хотя бы в глаз заехать. Я даже мысленно зарычала.
- Держи себя в руках, - выглянув из-за камеры, предупредил меня Вовка.
- Так заметно, что мне кого-то прибить хочется?
- Не то слово...
Он ободряюще улыбнулся. Я улыбнулась ему в ответ и пошла, переодеваться и снимать грим.
Когда, наконец, вышла из павильона, на улице было уже темно. Почти все разошлись. Я с тоской посмотрела на небо. Ну и денёк сегодня был, так устала, вроде бы не в кино снималась, а уголь грузила. А ещё тащится пешком до метро, а затем в метро и... От этих мыслей стало ещё тоскливее.
Постояв ещё минуту в нерешительности, я тяжело вздохнула, и уже было двинулась в сторону метро, как вдруг на стоянку практически вылетела машина.
Меня ослепило светом фар, я рефлекторно зажмурилась. Открыв глаза, попыталась рассмотреть выходящего из неё человека, который направлялся в мою сторону. Узнать его я смогла только, когда он подошёл достаточно близко. Это был Вершников.
Он протянул ко мне руку, и я отшатнулась, подозревая с его стороны подвох, но с удивлением разглядела в его руке рожок с мороженым.
- Это тебе! Компенсация за тяжёлый трудовой день.
- Спасибо! - только и смогла ответить я, совершенно обескураженная таким его поступком. Как то это не вязалось с моим представлением о нём. Эгоистичный, самовлюблённый тип, и вдруг такое внимание?
- Садись, подвезу, - продолжал приводить меня в замешательство Влад.
- Нет, спасибо, я сама..., - начала я, не понимая, что происходит, и зачем это ему нужно.
- Хочешь ещё час повариться в общественном транспорте?
Эта перспектива не очень радовала...
- Ну...
- Садись! - сказал он безапелляционным тоном и, взяв меня за локоть, подвёл к машине.
Открыл дверцу и даже помог сесть.
Я могла только молча повиноваться.
«И откуда в нём такая галантность, вдруг, проснулась. Может же быть иногда человеком».
Мы медленно выехали со стоянки, я чувствовала себя совершенно неловко, потому делала вид, что увлечена мороженым.
Когда он в очередной раз на меня взглянул и улыбнулся, молчать дальше было неудобно.
- Вкусное мороженое, спасибо!
- Ты уже поблагодарила.
- Благодарность не бывает лишней.
- Какая ты сегодня вежливая.
- Ты тоже на удивление галантен.
- Ну, отчего ж «на удивление», - хмыкнул он. - Я такой и есть. И странно, почему ты не замечаешь во мне все мои лучшие качества, а видишь только недостатки?
Он опять начал расхваливать свою кандидатуру, вернулась прежняя атмосфера взаимной «симпатии» и я расслабилась.
- Потому что недостатки твои гораздо виднее, - нагло заявила я, смакуя принесённое им мороженое.
- И в чём же мои недостатки?
Я удивлённо на него взглянула:
- Хочешь услышать всю правду?
- Хочу, - ответил он с непонятной для меня интонацией в голосе.
- Ну..., - я задумалась.
- Что не находишь? - тут же предположил он. - Это и понятно, я состою из одних лишь достоинств.
- Как бы ни так! Их столько много, что я не могу определиться с которого начать,- уверенно ответила я и стала перечислять, демонстративно загибая пальцы. - Ты - эгоистичный, самовлюблённый, безответственный...
Он лишь кивал головой, не понятно, то ли оглашаясь со мной, то ли готовя ответную речь, а я продолжала:
- Ээээ, ты - бабник.
- Что?!
От неожиданности он даже затормозил, и я чуть не вляпалась в недоеденное мороженое.
Но была довольная тем, что и мне удалось вывести его из равновесия.
- Танечка, я не бабник, я - любитель женского пола, - ответил он с долей раздражения.
- А это не одно и то же?
- Нет... - и после непродолжительной паузы добавил. - А тебе никто не говорил, что это невежливо: нехорошо отзываться о человеке, который привёз тебе вкусное мороженое, да ещё и сам напросился отвезти тебя домой, забыв при этом, что ему самому потом ещё ехать через весь город, возвращаясь назад.
- Да! Это - то меня и беспокоит! Ты не станешь делать что-либо просто так, а значит, ты это всё проделываешь с какой-то целью? - я вопросительно на него уставилась в ожидании ответа.
- Опять ты меня подозреваешь в каких-то нечистых замыслах... А я же по-дружески, совершенно бескорыстно, хотел помочь...
Как же он убедительно это произнёс.
- Браво! Хорошая игра! Жаль Панова нету рядом, он бы тебе поаплодировал.
- Действительно жаль. В отличие от тебя он меня ценит, и не только как актёра.
- Вот, ему перед камерой будешь демонстрировать свои таланты. Меня ты не убедил.
- Как же с тобой сложно, Танька.
- А я предупреждала.
- От того и интересней, - добавил он и расплылся в улыбочке.
- Получаешь удовольствие от самого процесса охоты?
- Ха?! - он не ожидал такой прямоты, но нашёлся сразу. - Получаю! Колоссальное!
- А мне как-то не очень - быть дичью...
Вершников рассмеялся.
- Ну, на дичь ты меньше всего смахиваешь, скорее хищный зверёк: лиса или норка, кто там у нас ещё с красивой шерстью...
- Хочешь приспособить мою шкурку на воротник жене?
Влад опять залился смехом, но мой намёк на жену проигнорировал.
«Это плохой сигнал».
- Ты не вероятная! - сказал он смеясь.
И так взглянул мне в глаза, что «мурашки по коже побежали»...
- Не надо на меня так смотреть, мне не нравится твоя охота на меня, мне не нравится такие типы, как ты. И даже не думай, что я тебе поверила. Ты везёшь меня уже 15 минут, но так и не спросил: где я живу, а значит, знаешь куда ехать. Из этого вывод - готовился, даже дорогу изучил.
- Ну, почему же - изучил?! Я отвозил тебя домой на такси от Антонины, вот и запомнил.
- Чушь! Из такси трудно запомнить дорогу.
- Ладно, ты меня разоблачила. Но из этого ещё один вывод...
- Какой же?
- Ты мне очень нравишься!
- Должна тебя разочаровать: ты мне - нет!
- Это я уже понял.
- Но не собираешься сдаваться?
- Сдаваться не в моих правилах!
- И не в моих тоже!
Мы смотрели друг другу в глаза с вызовом.
И у меня промелькнула мысль, что эта игра мне нравится, а он достойный противник.
Мои размышления прервал машущий нам жезлом работник ГИБДД. Откуда он взялся, дорога же была практически пустой?
Влад остановился на его требование и открыл окно. Инспектор подошёл, представился и попросил предъявить права и техпаспорт.
На документы глянул вскользь и подозрительно уставился на меня.
«Чего это он?»
- Девушка, а ваши документы?!
- А..., - я не нашлась, что сказать и сказала правду. - У меня их нет.
«Вообще-то я не ношу с собой каждый день паспорт».
- Ага! - тон инспектора стал более суровым.
- Командир, это моя жена, не понимаю в чём наша вина? Мы спокойно возвращаемся домой, скорость не превышали..., - вступился Влад.
- А сколько вашей жене лет? - так же строго спросил он.
- Двадцать пять, - с перепугу опять правду сказала я.
Гаишник внимательно на меня посмотрел.
- А насколько я выгляжу? - спросила кокетливо, дабы сделать вид, что совсем не испугалась.
- Выглядите вы несовершеннолетней.
- Как приятно, спасибо, это просто... не накрашена, - я улыбнулась ему и состроила глазки.
Инспектор, молча о чём-то размышлял, теребя в руках документы Влада.
- Что случилось, командир? Мы что-то нарушили? - не выдержал Вершников.
- У меня ориентировка, - ответил он так же задумчиво. - И ваше лицо я где-то видел.
- О! Это просто - я Влад Вершников. Ваша жена, наверное, смотрела сериал: «Безответная любовь»?
- Ааааа, - протянул длинно. - Так это вы были? - не очень по-доброму, спросил постовой.
- Я! - включил всё своё обаяние Влад.
- Так это из-за вас мою жену было не оторвать от телевизора, она прямо помешалась, то-то вы мне сразу не понравились..., - грозно проговорил инспектор.
- Это только кино, - начал оправдываться Вершников, обескураженный таким поворотом событий. - А в жизни я люблю свою жену и только её одну...
В доказательство своих слов Влад сгрёб меня в охапку и впился своими губами мне в губы.
Я замерла от такой наглости, руки зачесались от желания заехать в глаз «мужу», но была вынуждена терпеть это безобразие под бдительным взглядом стража порядка.
И совсем не уловила тот момент, когда поцелуй начал мне нравиться. Я даже перестала упираться кулачками ему в грудь. Не знаю, сколько времени это длилось, но когда он меня отпустил, инспектор уже куда-то исчез, а я очутилась в странном для меня состоянии невесомости, все дальнейшие события происходили, как в тумане. В голове шумело, руки и ноги были ватными. Я могла лишь молча наблюдать за происходящим.
Влад сложил документы в бардачок, завёл машину, и мы медленно поехали.
Когда туман в моей голове немного рассеялся, я возмущённо воскликнула:
- Ну, ты и нахал!
- Танюш, я же только ради нашего спасения! - деланно возмутился он.
- Ради спасения, было достаточно сделать вид... или вообще, - я фыркнула, всё ещё в шоке от происшедшего.
- Я всё делаю на совесть! - ответил он и блеснул голливудской улыбкой.
«Сдаётся мне, он ещё и куражится. Как же хочется размазать эту улыбочку по лобовому стеклу...», - подумала я, но сил осуществить задуманное, почему-то не было.
Остаток дороги молчали. У меня пропало всякое желание бросаться остротами с ним. Он тоже, видимо, о чём-то задумался.
Мы в тишине подъехали к моему дому, и я открыла дверцу машины, собираясь выйти, и даже спустила ноги на асфальт.
- Подожди, - остановил он. - А поцеловать, в знак благодарности, что доставил тебя домой быстро и с комфортом?
- Поцеловать?!!! - я была не просто возмущена, я вся вскипела от гнева. - Нет уж... Ты уже нацеловался... А благодарить можно и словами. Спа-си-бо! - ответила я, выделяя каждый слог.
- Ну..., как не красиво, поцелуй - такая малость, а на дороге не считается, это было во спасение, и я даже не успел насладиться
- Чего? Насладиться???!!! Будь рад, что я в глаз не заехала!
- Я рад, я очень рад, честно!
- Ну, ты и чудовище!!!
- Так, поцелуй меня красавица, а вдруг я человеком стану..., - и он смешно сложил губки бантиком и закрыл глаза в ожидании.
Это было так забавно, что мой гнев, как рукой сняло, и во мне снова проснулась хулиганистая натура.
«Почему бы и нет?!» - подумала я, и легонько коснувшись губами его губ, выпорхнула из машины, как птичка, дабы не успели захлопнуть клетку.
Он и не успел меня поймать, свалился на сидение. Уже лёжа, он протянул мне печально:
- Какая ты шустрая!
Я показала ему язык и убежала в открытый подъезд опять сопровождаемая смехом Вершникова...

Уснуть я долго не могла, Влад не выходил из головы. Я всё время прокручивала, как киноплёнку, произошедшее с нами.
«Он был такой довольный! Странно это... ощущение, что он всё подстроил... Но как?
Вот, гад! И дома мне покоя не даёт! Всё! С этой минуты, я совсем о нём не думаю... Совсем не думаю». Так и уснула, повторяя эту фразу, как заклинание.
Утро началось неожиданно, мне показалось, что я совсем не спала, хотя я проснулась сама, без помощи будильника. Это больше всего меня и обеспокоило. Почему он не прозвенел? Я вскочила, взглянула на часы и пришла в ужас. Уже полдевятого!!! Проспала! Панов меня прикончит! Он терпеть не может опаздывающих, я была свидетелем того, как он даже Вершникова отчитывал за опоздание. Даже не могу предположить, что же грозит моей бедной головушке!
Я носилась по квартире, как угорелая. Из кухни вышла мама, удивлённо меня рассматривая.
- Привет! - на бегу сказала я ей. - А вы чего не на даче?
- Привет! - ответила она. - Отец спину потянул, пришлось вернуться. А ты куда собираешься?
- На работу, мам! - теперь удивилась я её вопросу.
- А вы и в воскресенье работаете?
«Тпру....» - тормознула я мысленно и остановилась. - «Доработалась! В днях потерялась окончательно!»
- Сегодня - воскресенье! Так, я могу ещё поспать...
Мама улыбнулась:
- Пошли завтракать, всё равно уже не уснёшь.
- Усну, - упрямо сказала я и завалилась на кровать.
Мама ушла, а я, как она и предполагала, пролежала полчаса с закрытыми глазами. Сон не шёл, пришлось вставать. Я тяжело вздохнула и пошла завтракать.
Планов на день у меня не было никаких, потому плотно покушав, я завалилась опять на кровать. Надо хорошенько выспаться перед работой. Неизвестно, что ждёт меня впереди. Последний съёмочный день был выматывающим, и это только начало...
Я закрыла глаза и, кажется, даже задремала, как меня разбудил телефонный звонок.
«Мам, возьми трубку!» - попросила я мысленно и даже не попыталась пошевелиться.
Мама меня послушалась, через пару секунд звонок смолк и послышался её тихий голос. Я опять попробовала уснуть, да не тут-то было.
- Тань! Тебе Костик звонит, - мама трясла меня за плечо.
- Ма..., - промычала я что-то невнятно, давая понять, что не встану.
Но мама с её любовью к Константину была непреклонна и не собиралась оставлять меня в покое. Она таки своего добилась
Мне пришлось встать и подойти к телефону.
- Алло, - протянула я сонно.
- Привет! - послышался его очень даже бодренький голос.
- Привет!
- Ты что ещё спишь?
«Как же! Поспишь с вами».
- Ага, - ответила я.
- Спускайся вниз. Я стою у тебя возле подъезда.
- Кость, - начала я канючить. - У меня никакого настроения, только сонное.
- Выходи, говорят тебе, у меня сюрприз. Сон, как рукой снимет.
- Что за сюрприз? - немного оживилась я.
- Не скажу, спускайся.
«Партизан, тоже мне».
- Ладно, жди, - позволила я себя уговорить.
Медленно поплелась опять умываться. Холодная вода меня немного взбодрила.
Я быстренько оделась, немного постояла у зеркала.
«А, краситься не буду, Костик меня после тренировки и пострашнее видел»
Пару минут ещё подумала и всё же ресницы подвела.
«Хороша, как никогда!» - сказала своему отражению в зеркале и побежала на встречу с другом.

Надежда Тарасенко

Продолжение см. на стр. Шоубиз или медные трубы (продолжение 7)

Смотрите так же

Шоубиз или медные трубы (продолжение 5)

Шоубиз или медные трубы (продолжение 4)

Шоубиз или медные трубы (продолжение 3)

Шоубиз или медные трубы (продолжение 2)

Шоубиз или медные трубы (продолжение 1)

Комментарии

Надежда // 06-21-2012 16:07:53

Шоубиз или медные трубы (продолжение 7)
На выходе из подъезда меня ослепило яркое солнце, я на секунду зажмурилась. Открыв глаза, тут же увидела Костика. Он сидел на новеньком мотоцикле и загадочно улыбался.
- Привет! Какой красавец!!! - это я восхитилась мотоциклу, а не Костику и принялась его рассматривать со всех сторон.
- Привет! - гордо ответил Костик. - Как тебе мой железный конь?
- Супер! А это что - «Харлей»?
- Нет, на «Харлей» я ещё не заработал. Но этот тоже не плох - японец!
- А где ты его взял?
- Обижаешь, Тань, купил, конечно же!
- Ну, он же, наверное, безумно дорогой.
- Да, недешевый, но я достаточно зарабатываю.
«Это он мне с намёком, что кавалер он не бедный».
- Покатаешь? - спросила я, находясь в полном восторге от приобретения Костика, и не дожидаясь ответа, уже собралась оседлать его «коня».
- Покатаю, конечно, Тань, - он остановил меня. - Но у меня к тебе предложение.
Я напряглась: «Что-то мне начало не нравится... Неужели опять за своё?».
А Костик тем временем продолжил:
- Как ты относишься к отдыху на природе? Свежий воздух... шашлычки...
- Хорошо отношусь, - я про себя облегченно вздохнула, но тут же напряглась: - А отдых вдвоём? - спросила как бы между прочим, а мысленно дала ему установку: «Только не это»... (сокращено)

См. начало на стр. Шоубиз или медные трубы

Надежда // 06-18-2012 14:29:38

Маргарита, спасибо, огромное! Я рада, что интересно! Гораздо проще писать об уже полюбившихся героях. Но я надеюсь, что мою Танечку вы тоже полюбите.

Маргарита // 06-12-2012 18:35:36

Надежда, спасибо Вам за Ваш рассказ о Танечке Михельсон. Очень интересный сюжет и читается легко. Жду продолжения этой интересной истории.


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)