Я - Маргоша. 17 серия

17 серия

От сильного толчка мое равновесие начинает туда-сюда метаться, я резко дергаюсь и бью ногой об острую кромку столика. Блин, больно! Задница скользит вниз с края ванны, и я, взмахнув руками, ухаю внутрь нее, задрав неприлично ноги вверх. Беспомощно копошусь внутри, аки перевернутая черепаха, издавая беспомощные стоны.
- Ух, ух...
Отрастил пятую точку. Надо будет сказать Сомовой, что бы больше не кормила. Ноги болтаются снаружи, я пытаюсь выбраться, но резкая боль заставляет заорать снова:
- Ой, ма-а-а!
Слышу, как во входную дверь кто-то начинает звонить и барабанить. Только гостей мне сейчас не хватало. Может Анька вернулась? Откуда-то издалека доносится глухой голос:
- Марго!
Калугин? Извини, Андрюха, не приемный день.
Неожиданно голос Андрея становится ближе и четче:
- Марго, Марго, ты где?
Он чего там, дверь снес? Пытаюсь что-то сказать, но сейчас я могу только стонать.
- Марго!
Мой спаситель врывается сюда, в душевую, и видит беспомощно торкующуюся внутри ванны клушу, потирающую ушибленные места.
- О, господи!
Он бежит ко мне и пытается обхватить за талию, подставляя шею и плечо, и давая возможность покрепче упереться.
- Ну-ка, иди сюда.
Цепляюсь ему за шею и, наконец, выкарабкиваюсь. В его голосе звучит неподдельная тревога:
- Что случилось?
Усаживаюсь на край ванны и неудачно дернув ногой снова вою.
- О-о-о-ой!
- Ну, что случилось?
- Пока не знаю.
- Что, значит, не знаю. Что случилось?
Запрокидываю голову вверх и вздыхаю. Что случилось, что случилось... Дура волосатая, вот что случилось.
- Ничего... Ой!
Снова морщусь от боли. Как это я так умудрился треснуться то? Или потянул? Подтягиваю вверх согнутую ногу и хватаюсь за голень - точно ударился. Андрюха нервничает и переживает:
- Ну, чего, ничего, ну, я же вижу, что что-то случилось. Что?
Он присаживается рядом на корточки.
- Господи, ну рубанулась я ногой, ничего, все!
- Сильно?
- Конкретно.
- А это что у тебя такое?
- Где?
Он рассматривает на злополучном столике у ванны коробки и баночки.
- Вот, это.
- А, это воск.
Поднимаю руки с растопыренными пальцами и осматриваю их. Тоже все в воске.
- Зачем?
Делаю удивленное лицо:
- Слушай, Калуга, тебе что, 15 лет? Девушка делала эпиляцию, в самый неподходящий момент вломился ты. Ситуация понятна?
Андрей приподнимается с корточек и садится рядом, на край ванны.
- А, елки, извини, извини... я не знал. Просто ты стала кричать...
- Да, ладно, проехали...
Потираю горящее от содранного воска место.
- О-о-о-о-у, не думала, что так больно, блин...
- Ну, у тебя ж это не в первый раз, я так понимаю.
Ну, как сказать... Для тушки, конечно, не в первый, как же иначе. А вот для Игорька... Гоню напропалую:
- Не в первый, ну, мне обычно... ну, Аня помогала... или там в салоне. А сегодня решила сама попробовать. Дура, блин!
Хочешь - не хочешь, а придется продолжить - не ходить же по улице с проплешинами.
- Так, слушай, давай я помогу.
Смотрю на него и не соображу о чем он.
- Что?
- Ну, дерну!
- Что, дернешь?
- Что тут нужно дергать? Вот это и дерну.
- Ха... Не-е-е, спасибо, сейчас я сама как-нибудь, ладно?
Вытираю рукой каплю пота с носа и начинаю морально собираться с силами.
- Да нет, я серьезно, ты не стесняйся!
Кошусь на него - в чем-то он, возможно, прав. Если отвернутся и не смотреть на это изуверство, может легче пройдет? Калугин продолжает убеждать:
- Если нужно, я сделаю. Я, так понимаю, тут же резкость важна, правильно? То есть...
Он замолкает, а я сижу и никак не могу принять решения.
- Ну-у-у...
- Ну, так давай! Я дерну, ты вздохнешь и разожмешь глаза... нормально!
Я как зависший компьютер молчу и только дергаюсь.
- Давай?
Еще раз бросаю взгляд на многострадальную конечность, слезаю с ванны и мы гуськом идем на кухню. Выдвигаю табуретку на центр и усаживаюсь, положив ногу на ногу. Калугин внимательно читает инструкцию на коробке, перекладывает немного воска в керамическую чашку, ставит ее на конфорку и пытается перемешивать содержимое. Хватает же у мужика терпения... Блин, вспоминаю про замок на входной двери и вскакиваю с табуретки.
- Ты куда?
- Так! А ты собственно как сюда вошел? Дверь, что, открыта была?
- Да нет... Не знаю... Дергал, дергал, она и открылась.
Иду в прихожую и закрываю входную дверь на ключ.
- Походу замок надо менять, язычок совсем не держит.
- Слесаря вызовите, починит.
Еще чего, у самого руки есть, уж замок - то поставить сумею. Снова усаживаюсь на табурет и замираю. Андрюха продолжает ковырять палочкой в приготовленном блюде.
- Слушай, по моему уже нормально... Или еще погреть?
Откуда я знаю. Отмахиваюсь:
- Да я не специалист в этой области. Давай, как уж есть, ляпай!
- Ага.
Мандраж достигает предела и в последний момент поднимаю руку вверх - стоп. А потом киваю в сторону кухонного стола:
- Дай мне бутылку, пожалуйста.
- Зачем?
- Ну, что... анестезия!
- А, ну да, да, конечно! Давай.
Калуга идет за вискарем и передает бутылку мне в руки. Делаю, прямо из горла, один глоток, другой, набираю полный рот обжигающей жидкости и снова глотаю...
- Нормально!
Андрюха забирает бутылку назад и отставляет ее в сторону.
- Но только ты это...
- Что?
От виски немного сбилось дыхание, и я пытаюсь отдышаться, успокоиться. Смотрю на него диким взглядом, с одним желанием - убежать, но он предлагает другое:
- За меня держись.
Да, точно! Очень хорошо.
- Фууух, ну да, конечно, за тебя буду держаться, за кого мне еще держаться, за воздух что ли?
Нервы на пределе. И у меня, и у него. Выстреливаем одними междометиями.
- Ну, да.
- Давай!
- Логично...
Он палочкой выковыривает содержимое из чашечки и вываливает все это мне на ногу.
- Мажу...
- Да.
- Не горячо?
- Не нормально... Ну все, хватит, хватит. Уже достаточно, все...
Калугин отставляет чашу из-под воска на стол. По-моему, он волнуется даже больше, чем я. И это бодрит.
- Так.
- Бли-ин!
В его руках появляется полоска материи и он подносит ее к моей ноге.
- Вот это, да?
- Да
Калуга осторожно накладывает полоску на слой воска и разглаживает ее.
- Так?
- Все.
- Промакиваем.
- Ну, на раз, два, три...
Делаю глубокие вдохи, глотаю слюну и собираюсь с духом.
- Давай... Подожди, сейчас, фууух... Только вместе считаем, ладно?
- Да.
- Ну, давай, да.
Видя, как я нервничаю, он предлагает:
- Подожди, а ты можешь отвернуться.
- Не, ну нормально все, я готова, давай!
- Да, ну давай, поехали.
Хором считаем:
- Раз, два...
Жмурю с силой глаза. Как говориться - терпи коза, а то мамой будешь... Андрей вдруг кричит:
- Три!
И резко дергает, отрывая полоску с воском. С волосами и, кажется, с куском ноги.
- А-а-а-а-а-а!
Откидываюсь спиной назад. Слышу голос Андрея рядом:
- Все, все, все, все...
Блин, сейчас же грохнусь! Резко дергаюсь вперед, чтобы принять вертикальное положение и попадаю головой во что-то твердо-мягкое. Тут же раздается:
- Ой!... А-а-а...
Кажется, у меня будет шишка. Приоткрываю глаза и вижу, как Андрей ходит по кухне, зажав рукой нос.
- О-о-о!
Походу я ему его разбил. Я тоже держусь за лоб.
- Прости Андрей, я не хотела.
- Не, все, все, нормально.
- А-а-а, сильно ударился?
- Не-е-е, все хорошо.
Какой на фиг хорошо - вижу, как он, мотаясь по кухне, кладет руку на горячую плиту и аж подскакивает:
- Ай!
Я тоже подпрыгиваю на своем табурете.
- Там лед в холодильнике!
Бедный Калугин мечется, держась рукой за нос и тряся обожженной рукой
- Лед? Это хорошо.
Я лишь, ошалело, мотаю головой и утираю рукой вспотевший лоб.
- О-о-о-о-о, капец, да что ж за день такой!
Андрей лезет в морозилку за льдом, а я, сытый под завязку всем этим дурдомом, соскакиваю с табуретки и, махнув рукой, решительно заявляю:
- Так, все! Хватит, закончили.
Одно дело издеваться над собой и другое дело над другими. Не хватало еще Калугу довести до больничного листа. Правда, он еще хорохорится:
- Почему? Нет, подожди, сейчас все доделаем.
- Нет, все, отказать!
- Почему?
- В гробу я видала такую красоту. Я сейчас надеваю платье, и мы уходим. Все, на хрен!
Оставляю Калугу держать лед у носа, а сам спешу в спальню переодеваться. Вдогонку слышу:
- В принципе, если хочешь, можем доделать.
Как-нибудь в другой раз. И вообще я не любитель садо-мазо.

***
Перебрав несколько вариантов, одеваю светлое многопуговичное платьице без рукавов, так удачно купленное в нашем первом совместном шопинге с Анютой. Сверху накидываю белый приталенный пиджачок с поясом - если будет прохладно, не хочу опять раздевать Андрея прямо на улице, как в прошлый наш поход. Волосы прихватываю в хвост заколкой, пуская два хвостика по плечам, немного помады на губы, тушь на ресницы... Кидаю последний взгляд в зеркало - ну, все, вроде ничего не забыл, Анька бы одобрила. А, нет, туфли! Достаю из шкафа коробки и зависаю... Блин, забыл, как надо... Под цвет платья или под цвет сумки?
Наконец, выхожу из спальни:
- Ну, что, я готова. Как твой нос?
Андрей поднимается с табуретки.
- Ничего, спасибо, на месте.
- Ну, что, идем?

Александр А.

Продолжение на стр. Я - Маргоша. 17 серия (часть 2)

Смотрите так же

Я - Маргоша. 16 серия (часть 4)

Я - Маргоша. 16 серия (часть 3)

Я - Маргоша. 16 серия (часть 2)

Я - Маргоша. 16 серия

Я - Маргоша. 15 серия (часть 5)

Комментарии

Александр А. // 04-02-2014 19:59:25

Спасибо, Оксана.
Сериал изобилует смешными, романтичными, трагичными моментами и конечно очень хочется передать их максимально полно и глубоко. Но иногда то, что видишь не передать словами, также как то, что сказано словами иногда не выразить чисто визуально. Может быть это хороший симбиоз - фильм и текст. При этом герои о которых читаешь, вы правы, как живые, и это огромный плюс.

Оксана // 04-02-2014 17:36:27

Смеялась от души. Даже при просмотре было не так смешно. В принципе сцена туповатая, но примеряла на себя и пробирало на смех. Хорошо написано, живо так все представила. Удивляюсь, на сколько удачно подобрали актеров, другими их просто трудно вообразить. И Марго и Калугин очень в тему, Зимовский, Егоров, да все молодцы, отыграли на все 100. До сих пор помню, радуюсь и с удовольствием перечитываю.


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)