Я - Маргоша. 24 серия (часть 2)

24 серия (часть 2)

Влюбленные голубки проскальзывают мимо меня и идут вместе к лифту. Смотрю им вслед с горькой усмешкой. Гоша был прав... Прав! Как всегда... Марго - дура. Дура! И зря сунулась со своими извинениями. Вот сколько раз я его с Егоровой с поличным ловил? Да не перечесть! И каждый раз веду себя, как наивная дура.
- Капец.
Вздыхаю и иду к себе. Хочется быстрее от всех спрятаться - смех смехом, но из глаз, кажется, сейчас закапают слезы. Баба, она и есть баба.

***
Рабочий день благополучно переваливает обеденное время и идет к своему пику. Когда на душе неспокойно самое лучшее лекарство - работа. Я уже погрузился в дебри текущих дел и практически перестал дергаться на каждый шум, ожидая возвращения Андрея. Чу!? Слышу бубнеж в холле, и признаки суеты. Вылезаю из-за стола и выглядываю посмотреть, не пришел ли... И натыкаюсь на беседующих, о чем-то, Валика Кривошеина и Каролину Викторовну, жену Егорова. Ба-а-а! Я раскрываю ей свои объятия:
- Боже мой, кого я вижу!
Беру Каролину за руку и тяну ее к своим губам поцеловать. И только в последний момент до меня доходит, что делаю что-то не то. С вытянутым лицом, открытым ртом, совершенно растерянный и смущенный отпускаю дамскую ручку, даже не представляя, какая последует реакция. От стыда готов провалиться сквозь землю. Каролина недоуменно глядит на свои руки и тоже растерянно улыбается.
Я могу издавать только что-то нечленораздельное:
- А-а-а... А-а-а
Мои руки у меня, по-прежнему, где-то у губ, так что я суетливо переношу их к горлу, словно помогая откашляться:
- Марго, Маргарита Реброва.
Каролина тоже приходит в себя:
- Да... Вот ты какая... Мне Егоров про тебя очень много рассказывал.
Она идет дальше, кидая взгляды на снующих по холлу сотрудников. А я остаюсь стоять, прикрыв, сконфуженно, глаза рукой. Ну, надо ж так проколоться, блин.
Тем временем, Каролина заглядывает в дверь кабинета Наумыча и, как всегда, крикливо окликает мужа:
- Егоров!
- Каролинка, заяц мой, что ж ты не позвонила?!
Он выскакивает наружу, а Каролина смущенно оглядывается на меня и шипит на супруга:
- Не называй меня Каролинка. И заяц! Я этого терпеть не могу!
Стою за ее спиной, обхватив себя руками. Все-таки, интересно, зачем же она пожаловала?
- Ну, извини, вырвалось. Дай я тебя поцелую.
- Не надо!
Она заходит в кабинет, а Егоров, увидав меня, обрадовано машет рукой и пытается представить жене:
- А это вот Марго, двоюродная сестра...
Это типа должность такая? Выгибаюсь, заглядывая внутрь кабинета - Каролина уже идет к нам, так что я торопливо убираюсь за дверной косяк, оставаясь для нее невидимым. И вовремя:
- Мы уже познакомились. Мне надо с тобой поговорить. Быстро за мной!
Она идет внутрь, а Наумыч еще успевает покорно покачать головой и мне подмигнуть:
- Ничего не меняется.
И закрывает плотно дверь. Я лишь ухмыляюсь - сколько лет знаю Каролину и всегда испытываю к своему начальнику глубокое сочувствие. Вздохнув, возвращаюсь к себе в кабинет.
Увы, этим вечером с Андреем, так и не удалось поговорить - Егоров утащил меня на встречу со спонсорами в ресторан, где и пришлось проторчать аж до 8 часов вечера.

***
На следующее утро приезжаю на работу пораньше - мне, все-таки, хочется, еще до начала рабочей суеты, спокойно и аргументировано, поговорить с Андреем. Расставить все точки над i, без обид. К тому же, надеюсь на справедливость пословицы «Утро вечера мудренее», на то, что Калуга остыл и уже не так сильно на меня сердится - я же повинился и посыпал голову пеплом. Не знаю почему, но сегодня я решил одеться более ветрено и свободно - на мне плотно сидящая юбка и полосатая блузочка, с короткими рукавами и глубоким вырезом, гораздо более легкомысленная, вчерашней красной. И волосы я не стал закалывать в пучок или вязать в хвост. Похожу распущенной. Гоню прочь мысль, что все мои ухищрения связаны с желанием немного утереть нос Егоровой. Вовсе нет... Ну, а если даже и так, я тоже имею право на свое «вау».
Наполнив чашку свежим кофе, стою в дверях кухни, и встречаю нетерпеливым взглядом всех прибывающих на наш этаж. Увы, облом - из лифта Андрей выходит вместе с Егоровой. Интересно, они встретились уже здесь внизу или так и не расставались со вчерашнего дня? С этого донжуана станется... Они идут рядышком через холл и довольно улыбаются... А эта гадина совсем охренела - опять с голым плечом, словно на вечеринку пришла. А у Калуги физиономия, как у кота, который всю ночь жрал сметану. Похоже у этой парочки все тип-топ. Встрепенувшись, смотрю на Андрея и они тормозят возле меня - Егорова взирает с видом победительницы, а Ромео пряча глаза. Мой порыв тухнет... Ха! «Я тебя люблю», «Забыл всех женщин, пока не встретил тебя»... Тьфу, кобель! Не глядя, кивнув, он проходит мимо. Смотрю ему вслед и мне обидно. Фиг с тобой, кувыркайся, сколько влезет... Но вот так вот в упор не видеть! Легким движением головы откидываю непослушную прядь назад и уныло иду к себе.

***
День проходит в рабочей суете и это хорошо. В 18.15 выхожу из своего кабинета и обойдя вокруг Валика с Галиной, устроивших перед моей дверью дебаты, иду к Зимовскому. Угрюмо кошусь на сладкую парочку - Калугина с Егоровой, стоящую неподалеку. Жму на ручку, но войти не успеваю - дверь распахивается раньше, и оттуда выплывают Антон с Эльвирой.
- О, Марго! Слушай, мы тут все в бар идем, компанию не составишь?
- Э-э-э... А что отмечаем?
- Как что? Конец рабочего дня.
Смотрю на часы на руке.
- А, ну, да.
Калугин подставляет Наташе локоть, и парочка отправляется на выход. Зима переспрашивает:
- Идешь?
Cложив руки на груди, смотрю вслед Андрею. Капец! Если Калуга думал, что Марго будем страдать и казниться по его засохшим плюшкам, то он очень ошибается. У меня полно знакомых, с которыми можно отлично провести вечер и отдохнуть. Полно! А ты, давай, выдру свою окучивай. Я решаюсь:
- Ну, в принципе можно.
- Тогда не прощаемся.
Я утвердительно киваю, Зимовский раскланивается и кричит кому то из сотрудников:
- Пойдем!
Провожаю взглядом и его, и Эльвиру. Может, ну этот кабак? Может домой, к Сомику? На душе муторно... Нет, к Аньке не хочу - сейчас с бабами сидеть, только сопли жевать. С мужиками можно хотя бы про футбол. Возвращаюсь в кабинет и начинаю собирать свои манатки. Доктор сказал в морг, значит в морг. В смысле в «Дедлайн».

***
Спустя час, сидим с Антохой за столом, друг против друга, Эльвира уже ушла, глушим пиво и вспоминаем смешные случаи из последних футбольных новостей. Пиво постепенно делает свое дело - хорошее настроение растет как на дрожжах. Я уже в свободном полете - нога на ногу, Калуга по боку, давлюсь смехом от каждой шутки.
- А ты видела обзор итальянцев? Ну..., когда «Рома» в конце пропустила! Да...
- С ума сойти, на последней минуте!
- Да я вообще думал, что они этого судью убьют...
Зима вдруг оживает и придвигается ко мне:
- Слушай в воскресенье же матч в Питере. Если хочешь, поехали.
С Антоном в Питер? Чтобы потом весь офис кости полоскал? Нет, уж, спасибо. Делаю скорбное лицо:
- Ой, слушай, я, к сожалению, не могу. Очень хочется, но не могу.
Зимовский пытается подзуживать:
- Э-э-э... А вот твой брательник, обязательно бы поехал, он на этом деле повернутый. Я помню, мы в прошлом году летали в этот... м-м-м
Ржу и подсказываю:
- В Нальчик!
Антон удивленно на меня смотрит:
- Да в Нальчик.
Я уже не могу сдержаться и смеюсь в голос. Антон чуть обиженно интересуется:
- А что Гоша тебе и это рассказывал?
- Ну, да! И как вы, там, на лошадях катались.
С ухмылкой тычу пальцем в присосавшегося к пивной кружке Антона:
- Это же ты, пьяный, хотел лошадь на платную стоянку поставить?!
Зима обескуражено тянет:
- Да-а-а, не думал, что Гоша такое трепло.
- Антон, ну ты пойми, мы с Гошей, мы с ним больше, чем брат и сестра!
- Ну, да, это и заметно.
- Что, заметно?
- У вас даже жесты одинаковые, артикуляция.
- Да... Знаешь, как это называется?
- Ну, как?
- Генетика... Ладно!
Анька дома, наверное, уже рвет и мечет. Тяну к себе сумку и портфель. Антон огорченно тянет:
- Подожди, Марго, ты куда?
- Ну, ты извини, мне пора
- Мы даже пиво не допили.
Усмехаюсь:
- Ну, ты если хочешь, допей мое.
Выбираюсь, наконец, из-за стола. Зима грозит мне пальцем. Он тоже уже хорош.
- А вот Гоша пошутил бы точно также!
- Ну, я же тебе и говорю - генетика... Давай!
Машу ему прощально рукой, он в ответ тоже.
- Да, давай, пока!
Иду на выход и подсчитываю в уме выпитые промилле. На своей машине ехать или не рисковать? Гоша бы не сомневался, а меня, вот, терзают сомнения. Меня вдруг чуть ведет в сторону. Так, стоп, решено - машину на стоянку, а сам в такси!

***
Пока меня везут, настроение улетучивается вместе с парами алкоголя. Анюта на кухне строгает помидоры к ужину, и я быстренько переодеваюсь в домашнее - темную майку и треники. Пока не хочу ничего обсуждать с Сомиком, мне нужно самому подумать. Иду в гостиную, бросаю мобилу на кучу непрочитанных газет на столе и, забравшись с ногами на диван, пялюсь в выключенный телевизор. Поелозив, упираю одну ногу в стол и, обхватив ее руками под коленкой, погружаюсь в размышления. Вот как мне вести себя с Андреем дальше? Он явно не хочет идти на мировую и это уже сказывается на работе - хотел вот сегодня его попросить поехать со мной к рекламщиками, а потом решил - нет уж, будет там меня публично позорить, морду в сторону воротить... Анька с кухни окликает:
- Гош. Гоша!
Отвечать неохота и я молчу. Она заглядывает ко мне в гостиную.
- Ты где?
Оставаясь без движения, даже не поворачивая головы, бормочу.
- У себя дома.
- Опять, Чапай, думу думает?
Сомова обходит вокруг стола и, вытирая руки полотенцем, усаживается в боковое кресло. Калугу обсуждать не хочу. Лучше Зимовского. С ним тоже все как-то странно.
- Да... Зима этот.
- А что, Зима?
- Напрягает.
- В смысле?
Не знаю я, в каком смысле.
- Да без всяких смыслов, просто напрягает и все!
Сомова недоуменно разводит руками:
- Подожди, по последним данным вы же вроде друзья-товарищи теперь?
Приложив пальцы к вискам, массирую их и щурю глаз:
- Угу. Таких товарищей в тамбовских лесах знаешь, сколько, бегает... Странно, что я раньше этого не замечал.
Сомова с усмешкой качает головой:
- Чего не замечал?
- Да мерзкий тип такой, мутный... Вроде улыбается, знаешь, в глаза так преданно смотрит... А такое ощущение, что в любую секунду может ножом пырнуть!
Бросаю взгляд на Анюту, а та тут же резюмирует:
- Вывод напрашивается сам собой, знаешь.
- Какой?
- У женщин зрение, куда лучше.
Остается только вздыхать и цокать языком - мне и с прежним зрением жилось неплохо. На столе вдруг начинает наяривать брошенный телефон. Тянусь за ним и, открыв крышку, прикладываю к уху:
- Алло.
Это Алиса и ее голосок наполняет меня теплом.
- Марго, привет.
- А, привет, красавица. Как ты поживаешь?
- Нормально, а ты сейчас где?
Странный вопрос.
- Я? Дома. Мы, вот, с тетей Аней тут, кашеварим.
Сомова, всплеснув руками, поднимается, чтобы уйти назад на кухню, и ворчит под нос:
- Я уже тетя!
Иди, иди, работай... я сегодня кроме пива с орешками еще ничего не жрал. Провожаю ее взглядом и переключаюсь на Алису:
- А ты что-то хотела?
- Я только спросить. Ты сегодня с папой не встречаешься?
А когда это я с ним встречался? После похода в кубинский ресторан наши революционные дорожки разошлись. Он погнался за капиталистическими ценностями, с полуобнаженными девицами, а я девушка скромная, у меня социалистические интересы - футбол и пиво.
- Нет, а что?
Насколько помню, он свалил с работы вместе с Егоровой, где-то кувыркаются, наверно. Он же поклялся, что никогда и ни с кем, а я его пробудила, злыдня такая.
- Ничего. Он просто сказал, что придет поздно. Я подумала, что он с тобой.
С чего бы это?
- Да нет...
- Тогда понятно.
- Что, понятно?
- Он наверно с этой пошел.
Не сомневаюсь. Может это женский «мазохизм», но я интересуюсь:
- С какой, этой?
- Да с Наташей этой, с которой он тут целовался.

Александр А.

Продолжение на стр. Я - Маргоша. 24 серия (часть 3)

Смотрите так же

Я - Маргоша. 24 серия

Я - Маргоша. 23 серия (часть 6)

Я - Маргоша. 23 серия (часть 5)

Я - Маргоша. 23 серия (часть 4)

Я - Маргоша. 23 серия (часть 3)


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)