Я - Маргоша. 23 серия (часть 3)

23 серия (часть 3)

Оглядываюсь в сторону двери - в холле народ занят своими делами и на нас внимания не обращает. Антон опять шипит на Кривошеина:
- Хватит бухтеть!
Затем снова переключается на меня:
- И имей в виду - Барракуда по любому вычислит, что ты живешь в квартире у Гоши, а ему все равно кого крайним назначить!
Сам знаю. Но то, как они обмочились со страху, и дружно пытаются переложить часть своих проблем на меня, постороннего вроде человека, и женщину к тому же - злит. Пытаюсь усмехнуться:
- Очень смешно.
- Что тебе смешно?
- Два обделавшихся мальчика стоят и пугают девочку. Мне сумму кто-нибудь скажет?
- Ну, тогда пристегнись.
Я оглядываюсь еще раз на выход, и потом жду, пока Зима вытащит из внутреннего кармана листок с цифрами и поднесет мне к глазам. Я аж приседаю, так ноги подгибаются - уже в полтора раза больше прежней суммы.
- Да ты что?
- Тише!
Голос срывается на какой-то сип:
- Откуда столько?
- Оттуда! Долг и еще проценты.
- Какие еще проценты?
- А ты это у Барракуды спроси. У него, знаешь ли, в отличие от Правительства свои взгляды на кризис.
В полной прострации переглядываемся - сумма совершенно неподъемная без серьезных последствий. С таким долгом останешься и без квартиры и без штанов... И без колготок с лифчиком - специальное предложение для превращенных мужиков.

***
В обеденный перерыв, втроем отправляемся в «Дедлайн» - здесь, вроде как, и намечаются переговоры с Барракудой. Усаживаюсь на табурет возле барной стойки, лицом в зал и закидываю ногу на ногу - буду демонстрировать уравновешенность и спокойствие, а там посмотрим. Пока Антон набирает номер, Валик уже, кажется, весь извелся - мечется туда-сюда со своим портфельчиком, словно наскипидаренный.
- Алле... Да, да.. Это Антон Зимовский... Что?... Э-э-э-э..
И в таком же духе минут пятналцать. Потом зависает и слушает еще минуты две.
- Не-е-е, мы все понимаем, но пойми... Я не могу принимать один такое решение.
Прислушиваюсь, пытаясь уловить, о чем же речь. Валик полушепотом дергает меня:
- Ну, о чем они так долго то!?
Перестаю теребить свой подбородок и цыкаю:
- Ты можешь помолчать?
Антона он, видимо, тоже достал - выпучив глаза, Зимовский придушенно орет на Кривошеина:
- Заткнись!
Затем снова отворачивается от нас в сторону:
- Да, да, да Олег! Нет, я понимаю, что нет времени, но дай хоть минут десять, а?... ОК... Спасибо.
Смотрим на Антона в ожидании - приговор, кажется, вынесен.
Валик сипло пищит:
-Ну, что он сказал?
- В общем, все! Он ждать не будет, ни одного дня!
Кривошеин, трясясь от страха, учит Антоху жизни:
- А ты ему сказал, что мы можем...
Антон его перебивает:
- Слушай, ты стратег, может тебе набрать номер, и ты сам с ним поговоришь?
И это все? Как-то жиденько.
- Вы это обсуждали двадцать минут?
- Короче...
Он дергает Валика, заставляя приблизиться:
- Иди сюда!
Мы сближаем наши головы, словно заговорщики:
- У Барракуды к нам есть предложение.
Так, это уже кое-что, одобрительно киваю, ожидая продолжения. Бледный Валик шипит в полуобморочном состоянии:
- Какое предложение?
- Послезавтра играют «Спартак» и «Бавария».
- Ну?
- И он предлагает рискнуть. Либо пан, либо пропал!
Пока не совсем ясно и я пытаюсь уточнить:
- В смысле.
- В прямом смысле.
Зимовский оглядывается по сторонам и понижает голос:
- Он предлагает сделать ставку на величину половины нашего долга.
Сразу просекаю фишку, если повезет - это же выход!
- Что, серьезно?
- Серьезней некуда.
- Короче, Барракуде нужно вбросить хорошие бабки. Ну, чтобы поднять коэффициент и привлечь серьезных людей.... И если мы угадываем, то мы ему ничего не должны!
Валик, как всегда, дрейфит:
- А если пролетим?
Зимовский снова на него орет:
- Ну, тогда можешь садиться и писать себе некролог!
Слова о некрологе заставляют Кривошеина трястись еще сильнее, и он отступает назад:
- Нет, я в такие игры не играю.
Игрок, блин! Можно подумать у него есть другое предложение. Я тут же наезжаю:
- Валик, ты как попугайчик в клетке. Шуму много, а толку никакого!
Разворачиваюсь к Зиме:
- Когда нужно дать ответ?
- Прямо сейчас.
- Звони!
- Ха, и что я ему скажу?
- Скажи, что мы сыграем.
Валик делает последнюю жалкую попытку зарыть голову в песок и ничего не делать:
- Марго!
Блин, я его сейчас ударю. Кулаки сами сжимаются и мы с Антоном, хором, набрасываемся на этого трясогуза:
-Заткнись!
Снова поворачиваемся друг к другу, лицом к лицу. Мы с Зимой сейчас одно целое - два полушария одного мозга. Я это чувствую. Хотя он и продолжает ехидничать:
- Марго, а деньги? Половина долга сама собой не нарисуется...
Но я-то вижу, как у него уже скрипят извилины, а кривляться и ехидничать я тоже умею. Спрашиваю напрямую:
- Какие будут предложения?
Хотя чувствую - оно не очень мне понравится. Видимо так оно и есть - Зима оглядывается по сторонам и шугает, стоящего рядом с нами Валика:
- Слушай, иди отсюда!
С несчастным видом Кривошеин шарахается в сторону и там замирает, испуганно поглядывая на нас. Мы с Антошей разворачиваемся к барной стойке и сближаем головы:
- Марго, слушай, а что если нам одолжить у Егорова?
- Ты что с ума сошел?
Во-первых, он столько не даст, а во-вторых,... тоже не даст, с какой стати? Антон морщится и пытается расшифровать свою идею:
- Не как физическое лицо, ну... взять в редакции, а с выигрыша отдать.
Так я и знал. Отрицательно качаю головой и отмахиваюсь:
- Нет, нет, нет, так дело не пойдет.
- Почему?
- Потому, что деньги редакции - это уголовное дело.
Валик влезает в наш диспут:
- А когда нас будут закапывать, это какое будет дело?
Вот ушастый, все слышит... Оглядываюсь на него и беззвучно матерюсь... А вслух добавляю:
- Валик, тебе нужно в туалет.
Неожиданно за нашими спинами раздается голос Барракуды.
- Добрый день!
У меня мороз пробегает по коже, и я вздрагиваю. А Антон вообще чуть не сваливается с табуретки.
Откуда здесь Барракуда? Материализовался, что ли? Дьявольское отродье.
Мы разворачиваемся и расплываемся улыбками гостю. А тот не торопясь подходит, присаживается рядом с Зимовским, спиной к барной стойке и опершись на нее локтями. Антон берет себя в руки и бормочет:
- Добрый.
- У вас такие лица, как будто покойника увидели.
Мы смотрим с Антохой друг на друга с застывшими улыбками. Очень может быть даже сразу двух... От такой мысли улыбки быстро сникают. Зимовский поворачивается к Барракуде и приподнимается с табуретки.
- Да нет, просто это...
- Что это?
Лепечет, хрен знает чего. Наконец на него нисходит:
- Ну, что, как раз... а, да - Маргарита!
Зимовский кивает в мою сторону, и я протягиваю руку для "знакомства":
- Очень приятно.
Барракуда ее мягко жмет:
- Аналогично.
Антоша заискивающе смотрит на нашего гостя:
- Двоюродная сестра Гоши.
- Даже так?
Не отводя от меня взгляда, спрашивает:
А где же твой азартный братец?
Зимовский опять влезает:
- Да я же говорил.
Понятно... Сдал, как и обещал. Барракуда на него цыкает:
- Я не с тобой разговариваю.
Ну, раз сдал, выкручиваться смысла не имеет.
- Кхм, это очень долгая история, и к делу отношения не имеет. Сегодня я за него.
Барракуда смотрит на меня с нескрываемым любопытством, а потом, обойдя вокруг Антоши, пересаживается поближе:
- Ого! Уважаю деловых женщин. Ведь они обманывают гораздо реже, чем мужчины.
Интересный комплимент. Движением руки, перебрасываю волосы с плеча назад, и с легкой улыбкой разворачиваюсь лицом к Барракуде. Тот ласково продолжает:
- Вы поймите Маргарита, я всего-навсего хочу взять свое.
Убрав улыбку, я понимающе киваю. Барракуда, он Барракуда и есть - сожрет и не заметит, несмотря на все улыбочки. А тот продолжает строить из себя крутого парня, рядом с интересной девочкой:
- А эти, противные мальчишки, выпендриваются.
Дружно смотрим на Зимовского. Ну, тут я с Барракудой полностью согласен.
- Вы, как женщина, вы должны понимать, что делают с мальчишками, когда они выпендриваются.
Ладно, хватит упражняться в словоблудии, что ты еще тот упырь я и сам прекрасно знаю. Озвучиваю наше решение:
- В общем, мы решили сыграть.
- Все решили?
Твердо говорю:
- Да!
И окидываю взглядом «противных мальчишек». Зимовский кивает, а Валик себе под нос испуганно бормочет:
- Да.
Чувствую на себе взгляд Барракуды. Не скажу, что смотрит с восхищением, но уважение в нем читается. А еще, словно охотник на желанную добычу. Мороз по коже пробегает от мысли, что он попросит в случае моего проигрыша.
- Похвально. На кого будете ставить?
Каждый мой нерв, словно натянутая тетива - тронешь, зазвенит. Валик пытается что-то вякнуть, но я пресекаю эти попытки, прожигая его своим взглядом насквозь. И громко заявляю:
- На «Спартак»!
- Ух, ты!? Патриотично.
Да, патриотично. Смотрю твердо в глаза ухмыляющемуся Барракуде.
- Как там Алеша Пешков ... «Безумству храбрых поем мы песню»?.... Это надо отметить!
Он оборачивается к бармену за стойкой.
- Молодой человек! Бутылочку шампанского.
Вижу, как у Валика трясутся губы, как бледен Зима. Я улыбаюсь, но кто бы знал, чего мне это стоит. Кривошеин лепечет:
- Я бы сейчас... лучше холодненького засадил.
Барракуда не возражает:
- А лучше две.
- Спасибо.
Валик срывается со своей табуретки и торопливо убегает. Видимо медвежья болезнь нашла своего героя. Барракуда удивленно смотрит ему вслед:
- А мне-то за что?
Потом бросает взгляд на нас с Антоном:
- Сегодня же вы угощаете, да?
Я хмыкаю и смотрю на Антона. Тот выдавливает из себя улыбку:
- Да, да, да.

***
Время летит незаметно. Барракуда быстро свалил и мы уже переместились за столик в углу и практически выжрали все шампанское. Перебрали, кажется, все варианты по поиску денег. И Антон меня почти убедил - если Эльвира поможет взять деньги на выходные, а потом сразу их вернуть... никакой уголовщины вроде как, не будет, никто не заметит и не пострадает... По крайней мере, я себя в этом почти убедил. Вся эта обстановка, весь этот драйв мне даже нравятся. Сейчас, среди мужиков, я себя тоже чувствую почти мужиком, вожаком... Сижу напротив Зимы, хмельной и растрепанный, цежу алкоголь, сосу сигару... И мир вращается вокруг нас, как и прежде. Антоха начинает отсчитывать пятисотенные и Валик, сидящий рядом со мной, оживает:
- Вкусное было шампанское.
Зимовский бурчит:
- Я думал этот урод еще один пузырь закажет.
Кривошеин пытается острить, в своей трусливой манере:
- Угу, главное, что бы он нас не заказал.
Антону такие шутки не нравятся, он кладет деньги в книжку со счетом и обрывает юмориста:
- Так, Валик!
Действительно, пора подводить итог. Я оглядываю своих сообщников:
- Ладно, давайте по делу. Зима, ты уверен, что Эльвира на это пойдет?
- Я буду очень стараться... И притом, мы же берем бабки только до понедельника.
- Только, пожалуйста, обрисуй ей четко ситуацию. Скажи, что деньги нужны не только тебе, но нам, понимаешь?
- Марго, давай ты не будешь учить меня, как разговаривать с женщиной. Хорошо?

Александр А.

Продолжение на стр. Я - Маргоша. 23 серия (часть 4)

Смотрите так же

Я - Маргоша. 23 серия (часть 2)

Я - Маргоша. 23 серия

Я - Маргоша. 22 серия (часть 3)

Я - Маргоша. 22 серия (часть 2)

Я - Маргоша. 22 серия


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)