Маргоша 3: Двадцать седьмая серия

- Наташенька, поверь, никакого юмора. Я сейчас более чем серьезен. Да, я, Зимовский Антон Владимирович, предлагаю вам стать моей женой и не обижусь, если вам необходимо время подумать.
- Но ты меня не любишь! - надула губки Егорова.
- Согласен, ровно, как и ты меня. Но ты мне глубоко симпатична, я хорошо к тебе отношусь и мне хочется верить, что я тебе не безразличен.
- Антон, ты сошел с ума!
- Да нет, Наташенька, с ума сходят те, кто на второй день бегут в ЗАГС. Это они свои рефлексы называют любовью, а у нас с тобой все по-взрослому. Если хочешь, можем составить брачный контракт. Я готов обсуждать любые нюансы.
- И тебя не смущает, что я нахожусь в таком интересном положении?
- Нет, если честно, я давно мечтал о сыне.
- К тому же ты еще и циник!
- Может это выглядит и так, но поверь, прежде чем озвучить, я долго думал. Мне рядом нужна не просто красивая женщина, а друг, соратник. Понимаешь.
В играх Антона, Наташа мало что понимала. Она знала Зимовского разным, но забыть не могла, какой он бывает, когда нежный...

Лазарев вызвал в Москву Каролину. Она прилетела с Испании, где последнее время жила в доме Лазарева, валялась как туристка возле бассейна, ожидая на его редкие звонки. Костя своими красками нарисовал ей сложившуюся ситуацию, добавил, что Наташу необходимо оградить от всей этой «разнузданной» братии во главе с Марго, прежде всего девочке нужно заботиться о будущем ребенке. Соскучившись по «настоящему делу» Каролина ринулась в бой.

В опустевшем офисе Егоров только закончил по телефону петь дифирамбы Сомовой, как двери лифта раскрылись и появилась бывшая супружница.
- Ну, что поздороваемся, на объятья не претендую! - произнесла «сеньора». - Егоров, нам надо поговорить о Наташе.
Наумыч спешил до Ани, обещал ей в ресторане столик для двоих со свечами.
- Я тороплюсь, давай этот разговор перенесем на завтра.
- Боишься, Сомова постареет на один день?
- При чем здесь Аня?
-А кому ты еще можешь предпочесть своего ребенка! Ладно, Егоров, оставим до завтра. Я позвоню.
Каролина так же театрально ушла, как и появилась...

Калугин решил развлечь Марго, хотя бы на два дня забыть обо всем и посвятить выходные целиком друг другу, даже телефоны не включать. Специально для этой цели снял чудесный домик в Подмосковье. Но романтического отдыха не получилось, по крайней мере, так выглядело со стороны. Маргоша была зажата и думала о своем, Калугин же больше занимался тем, что пас ее телефон. «А кофе в постель?» - скажете вы. Как говорила Эля, «это уже было», причем старо и затоптано как мир...

В субботу Егоров собирался на встречу с Каролиной.
- Всю неделю планировали эти выходные, а ты по какому-то звонку все отменяешь, - надулась Аня.
- Я через два часа возвращаюсь и мы все наверстаем.
Боря отошел в ванную. Сомова взяла его телефон и перезвонила на принятый вызов, в ответ услышала голос Каролины...

- Обсуждать прошлое, настоящее и не дай Бог будущее, я не намерен. Разговаривать будем кратко и по существу, - предупредил Наумыч свою жену.
- Я хочу, чтобы Наташа рожала в Европе. Там прекрасные клиники, отличная медицина...
- У нас тоже существуют замечательные клиники. Наташа никуда не поедет! Она будет рожать здесь!..
По существу и кратко не получилось...
Когда Боря вернулся домой, нервы у Ани сдали и обижена, она выскочила из квартиры.

Пока Сомова бродила по улицам Москвы, страдая и накручивая саму себя, жизнь вокруг продолжала бурлить. Наташа встретилась с мамой, которая стала пугать ее плохими московскими врачами. Зимовского навестила Эля, дабы за бутылочкой шампанского скрасить его холостяцкое одиночество. Коля продемонстрировал Люсе свою деловую хватку, и встретившись с работником военкомата купил себе военный билет, подцепив тем самым ей на уши еще полкило лапши. Маргоша, наверное, упивалась счастьем от присутствия рядом Калугина.
Ну, а Гоша, всеми заброшенный на квартире у Марго, лез на стенку от желания. Вот открылась бы дверь и вошла она - одна из очаровательных красоток Игоря Реброва...

В двери на самом деле позвонили... и вошла... Сомова (Маргоша выключила телефон и Аня к ней не могла дозвониться).
- А где Марго?
- Уехала с Калугиным, мешаю, видите я им. Да проходи ты.
- Нет, я, наверное, пойду.
- Стоп, Ань, у тебя что-то случилось? Ты вся такая зареванная. В таком состоянии я тебя никуда не отпущу, - подталкивает ее в гостиную. - Чай будешь? (От кофе осталась пустая банка). А может вина? - Гоша внимательней взглянул на Аню. - О, вижу вином здесь не отделаться. Виски!
Быстренько принес бутылку и поставил перед ней стакан.
- А что я одна, что ли?
- Мне нельзя, я чаю.
- А чего так?
- Грустная история. Лучше ты расскажи, что произошло, - Гоша плеснул ей вискаря.
Скоро показалось донышко. Обида отступила, казалось, ничего и не было, и живут они как прежде вдвоем с Ребровым. Словно невзначай Гоша вспомнил школьный театр, их постановку и то, какой замечательной Мальвиной была Аня.
- Ты откуда все это знаешь? - спросила Сомова, путаясь в действительности.
- А какая разница, - зачем разубеждать, что видел всего лишь фотографии в семейном альбоме Игоря.
- Гоша, не смотри на меня так. Гошш..., - уста Ани прикрылись жадным поцелуем...

Vitalina

Смотрите так же

Маргоша 3: Двадцать шестая серия

Маргоша 3: Двадцать пятая серия

Маргоша 3: Двадцать четвертая серия

Маргоша 3: Двадцать третья серия

Маргоша 3: Двадцать вторая серия


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)