Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.3

Глава 3

В аэропорту их лично встретил и проводил на самолёт сам господин Гальяно . Этим он вызвал ещё большие подозрения у Марго. Но подозрения так и остались не высказанными, когда в поле её зрения попал Андрей. Он опять занял все мысли.
В самолёте их ждала стюардесса, как и положено стюардессам: длинные ноги, шикарная фигура, и не сходящая с лица улыбка. Хотя, в отличие от оных она была не форменной одежде, а в джинсах и маечке. Мужики заходя, расплывались в улыбке и проводили её долгим взглядом. Она рассаживала вошедших, кресла были одно напротив другого. Так оказалось, что все друг друга видят. Марго естественно села с Гошей и напротив них посадили Андрея, чему Марго совсем не обрадовалась, проведя бессонную ночь, она мечтала поспать во время полёта. Но под его взглядом это было сложнее. Стюардесса, на удивление села рядом с ним. Она обвела присутствующих оценивающим взглядом, как будто примерялась, кто чего стоит.
Марго отвернулась к окну, удобнее устроилась в кресле и закрыла глаза. «Нужно поспать» - это невозможно, что она всё время оказывается рядом с Андреем, - «Что же он так смотрит». Она старалась не думать о нём, но перед глазами вновь и вновь всплывал его взгляд... «эти до боли родные глаза...». Самолёт взлетел, и она окунулась в полудрёму, но его образ и во сне не оставил.
Гоша заботливо подложил ей подушечку и укрыл пледом. Она сонно открыла глаза, слегка улыбнулась:
- Спасибо!
- Не за что, ночью спать надо, - шёпотом проговорил муж, но сидящий напротив Андрей услышал, слишком мало было расстояние.
- Я спала. - Совершенно равнодушно протянула Марго.
- Я просыпался ночью, тебя не было.
- А, с Анькой болтала...
- Так долго?
- Это, что сцена ревности? Не смеши.
- Обхохочешься прям. - Гоша скривился.
Закончив ухаживать за женой, уселся на место и погрузился в раздумья. «Зачем в их жизни снова появился Калугин? Неужели он не понимает, что его поезд уже ушел? У него ведь был шанс, и Калуга его упустил! Он сделал тогда свой выбор! Все по-честному. Теперь эта женщина - моя! Я был с ней в самые трудные минуты ее жизни. Нас объединяет нечто большее, чем просто чувства»
От этих размышлений его отвлекла соблазнительная картинка напротив, и он во все глаза уставился на стюардессу, чуть ли не пуская слюни. Калугин заметил его взгляд. «Мда..., это тело неизменно, рядом с ним красавица жена, а он уставился...».
И Андрей отвернулся к окну, лишь украдкой поглядывая на Марго.

Валик с Галей заметно нервничали. Во-первых, они впервые летели самолетом, а во-вторых, волновались за здоровье своего будущего потомства. Они до последнего сомневались, стоит ли лететь Галине, даже консультировались с врачом, который хотя и не пришел в восторг от их планов, но подтвердил, что на данный момент нет противопоказаний ни к перелетам, ни к посещениям экзотических стран. Причем Валик нервничал больше, чем будущая мама: он каждые десять минут спрашивал у нее о самочувствии, чем скоро начал раздражать не только супругу, но и окружающих.
Наумыч с удовольствием наслаждался своим любимым напитком, бутылочку которого он предусмотрительно захватил с собой. Он даже глаза закрыл от удовольствия.
Зимовский с Эльвирой о чем-то шептались, последняя периодически довольно громко хохотала при этом поглядывая на образовавшийся треугольник: Марго-Гоша-Андрей.
Люся с Колей, как маленькие дети, буквально прилипли к иллюминаторам, пытаясь разглядеть землю. Потом Коля, не выходя из роли любопытного ребенка, начал с интересом нажимать всякие кнопочки, не обращая внимания на просьбы стюардессы ничего без надобности не трогать. И только, когда у всех откуда-то выпали кислородные маски, Наумыч нехотя оторвался от любимого дела, строго взглянув на курьера, предупредил:
- Следующую кнопку нажму я, и она будет от катапульты твоего кресла! Желаешь отправиться в свободный полет без парашюта?
Коля сразу присмирел и твердо пообещал больше ничего не нажимать.
Гоша буквально раздевал глазами стюардессу, причем особо этого не скрывая. Марго тихо посапывала, чему-то или кому-то улыбаясь во сне. Андрей закрыл глаза, делая вид, что тоже уснул и наблюдал сквозь опущенные ресницы за спящей женщиной. Невольно нахлынули воспоминания и он, сам не заметив того, тоже оказался в объятиях Морфея.
Большую часть пути все дремали, или маялись от скуки глядя в элюминатор.
Спустя несколько часов Коля, мужественно выполняя данное Наумычу обещание, спросил:
- А никто не захватил с собой шахматы или шашки? От скуки можно умереть!
- Студент, в твоем возрасте пора уже книжки умные читать, а ты все об игрушках мечтаешь! Здесь же серьезные люди собрались. Правильно, Борис Наумыч?
Егоров оживился и с грустью посмотрел на порядочно опустевшую бутылку:
- Правильно, Антон Владимирович! Поэтому предлагаю с пользой провести остаток времени в воздухе и начать обсуждение нашего следующего номера. Какая у нас тема, Маргарита Александровна?
- Так у нас еще нет темы, Борис Наумыч, - включился в разговор Гоша, не давая будить Марго. - Мы же только сдали предыдущий номер.
- Тем более! Давайте начнем. А что это Марго молчит?
- А она уже на Мальдивах, наверное. Вон как улыбается во сне, - заметила Галина.
- Почему она спит в рабочее время? - не унимался Егоров. - Гоша?
- Борис Наумыч, она вчера допоздна работала, даже дома от ноутбука до полуночи нельзя было оторвать, - начал оправдываться Гоша. - А еще дневной стресс...
- Не бережете вы своего зама, господин главный редактор, - съязвил Зимовский. - Смотри: сгорит на работе! А для нашего журнала это будет непоправимая потеря. Ты то у нас главный, а решает все Марго! Как же мы без нее? Да и с Гальяно у нее так ловко получается ... подписывать контракты.
Гоша побагровел от злости, но положение попыталась спасти Галя:
- Да оставьте вы их в покое! Вы же сами должны понимать - медовый месяц у них все-таки!
- Ага, только странно, что Игорь Семенович свеж, как огурчик, а вот Калугин ... - с ухмылкой произнесла Эльвира, при этом подмигнув Антону.
Все перевели взгляд на спящих - Марго и Андрей со счастливыми улыбками на лицах мирно спали в креслах друг напротив друга, ничего не подозревая о накаляющейся обстановке. Наумыч невольно залюбовался этой идиллией, но увидев лицо Гоши, понял: надо срочно вмешаться, а то в пределах самолета сложившаяся ситуация может стать небезопасной. И только он открыл рот, как в салон с радостным воплем буквально влетел Коля, держащий в руках какую-то прямоугольную картонную коробку (никто и не заметил его отсутствия, даже Люся):
- Смотрите, что я нашел!
- Николай, я тебя предупреждал! Ты где был? - грозно начал Егоров.
- Борис Наумыч, я больше ничего не нажимал, чес слово!
- А это откуда? Где ты это откопал?
- Я просто вышел ... э ... а там это лежит ... вот я и подумал ...
- Что ты там мычишь? Давай сюда свой клад! - тон Наумыча заметно потеплел, так как внимание всех моментально переключилось на находку курьера, и, казалось, щекотливая тема закрылась сама собой.
- Так это же «Монополия»! У нас дома была такая же! Мы в нее часто играли втроем целыми вечерами, когда Наташенька еще в школу ходила, - воспоминания о тихих семейных вечерах окончательно развеяли рабочее настроение директора издательства, и он неожиданно предложил:
- А давайте сыграем! Все равно лететь еще долго, а большого желания поработать я так и не заметил.
- Я - пас! - категорично заявил Зимовский. - С такими предложениями - к Николаю! Это он у нас застрял в детстве! Да, еще Люсю не забудьте!
- Сам ты застрял! - надула губки секретарша.
- Антон, ты забываешься! Напомнить условия твоего возвращения в издательство? - разозлился Егоров. - Не заставляй меня сожалеть о своем решении, а то я могу ведь и передумать!
- А что я? Все, понял: молчу, молчу ...- Зимовский демонстративно прикрыл рот рукой.
- А мы с Галей с удовольствием! Правда, любимая? Как ты себя чувствуешь?
- Так же как и десять минут назад - все хорошо! А сыграть я согласна хотя бы для того, чтобы не слышать твоих вопросов о моем самочувствии. Мне, конечно, приятна твоя забота, но это уже явный перебор.
- О, еще двое туда же. Ясельная группа пополнилась! - шепнул Антон Эльвире на ушко, правда, не очень тихо.
- Антон Владимирович, вы что-то сказали? Может, вашу светлую голову посетила гениальная идея по поводу следующего номера? Не стесняйтесь, озвучьте! - тон Наумыча не предвещал Зимовскому ничего хорошего. - Значит так, марксисты-ленинисты, слушать мой приказ: кто не принимает участие в игре, по прибытию сдает мне подробный отчет о проделанной работе. Напоминаю: у нас деловая командировка, а не отдых! Антон?!
- Раз партия сказала: «надо!», то мы ответим: «есть!». А спящая сладкая парочка?
- А для них сделаем исключение - пусть спят.
- Не, нормально?! Мало того, что они неизвестно чем там занимаются, вон посмотрите, какие довольные, так еще и привилегии им! - Зимовский специально сделал ударение на слове «занимаются» и теперь ждал реакции Гоши.
Но ее не последовало. Гоша сделал вид, что не расслышал, тем более мысли его были заняты хорошенькой стюардессой.
Тем временем раскрыли коробку с игрой и все, за исключением Антона и Эльвиры, которые изображали полное равнодушие к происходящему, начали рассматривать ее содержимое с большим интересом. Вдруг Николай разочарованно произнес, взяв в руки карточки:
- Так здесь же все на английском!
- Студент, то, что там написано, сможет понять любой школьник! - опять включился в разговор Зимовский. - Ты вообще как в институт поступил? Также как и к нам в издательство: кто-то из родни бросился под колеса авто ректора?
- Так у меня же иностранный - немецкий. И в школе, и теперь в институте. А про родню, это вы зря, Антон Владимирович. В институт я поступил сам, и с первого раза.
- Ну, тогда бери Люсю в переводчики. Думаю, она не откажется помочь своему «немецкоговорящему» жениху.
- Без проблем! С превеликой радостью! - ответила Люся с вызовом в голосе, взглянув на приунывшего Николая.
- Ну, поскольку с языковым вопросом проблема решена, давайте начинать! - Наумыч в предвкушении потирал руки.
- Борис Наумыч, у нас еще одна проблема: здесь фишек всего пять, а нас..., - Валик начал пересчитывать присутствующих.
- А давайте играть парами?! - неожиданно предложил Гоша, глядя на стюардессу.- Вы же присоединитесь к нам?
Стюардесса не успела ответить на поступившее предложение, так как Валик, уже посчитавший «игроков», произнес:
- В таком случае, у кого-то не будет пары!
- А давайте еще и пилота пригласим с нами поиграть! Ему-то там одному, небось, скучновато! - съязвил Зимовский.
- Не надо никого приглашать. Я буду банкиром. А то мне так ни разу и не довелось попробовать себя в этой роли. Дома всегда заведовала деньгами Каролина, даже в этой игре, - с грустью в голосе произнес Наумыч, и, спохватившись, что сказал лишнее (хотя и не открыл ни для кого тайны), добавил: - Решено: я - банкир, а все остальные - играют. Если, конечно, наша милая стюардесса принимает предложение?
- А почему бы и не поиграть? - ответила девушка, которая все это время с большим интересом наблюдала за всем происходящим в самолете, но по ее лицу нельзя было догадаться, о чем она думает.
- А как мы пары будем определять? Может, жребий бросим? - не унимался Валик.
- Валентин, по-моему, твой жребий уже брошен, и твоя пара определена давно! - ответил Гоша, заволновавшись, что его планы могут быть разрушены.
- Поддерживаю, - неожиданно для всех произнес Зимовский. - Жребий не нужен, все и так ясно: Валик в паре с Галей, Коля, естественно - с Люсей, я, с большим удовольствием, с нашим финансовым директором и просто очаровательной женщиной - Эльвирой, а Игорь Семенович с ..., - Антон замолчал, пытаясь вспомнить имя стюардессы.
- Меня зовут Майя, - пришла ему на помощь стюардесса.
- Прямо как пчелка из мультика, - заметил Валентин, но, получив приличный толчок в бок от жены, добавил: - Извините, не хотел обидеть, вырвалось.
- Ничего страшного, я на такое не обижаюсь.
- Думаю, мужчины предоставят дамам определить последовательность ходов, - Егорову не терпелось начать игру.
Женщины по очереди бросали кубики, а их партнеры внимательно подсчитывали набранные очки. Игроки начали входить в раж, стоял такой шум, который поднял бы и мертвого, а не то, что спящего. Андрей проснулся первым и, радуясь, что все чем-то увлечены, не сводил глаз со спящей Марго. Как же она была прекрасна! И он вдруг почувствовал себя таким счастливым! Оказывается, ему совсем немного для счастья надо - просто видеть любимого человека рядом. Как бы там ни было, а хорошо, что он здесь.
Он не допустит, чтобы кто-то причинил ей вред.
Андрей сейчас желал больше всего на свете, чтобы эти мгновения длились бесконечно. Но, то ли от стоявшего гама, то ли от его пристального взгляда, женщина, сладко потянувшись, медленно открыла глаза. Поскольку картинка не изменилась - перед ней был все тот же любимый образ - Марго, не осознавая, что уже проснулась, взглянула на Андрея с такой нежностью и любовью, что у последнего перехватило дыхание. Они сидели и смотрели друг на друга, улыбаясь. Казалось, окружающий мир перестал для них существовать. Во всей Вселенной были только он и она.
Первой их пробуждение заметила стюардесса, которая не была увлечена игрой, как все остальные, а просто наблюдала за происходящим. Задержав взгляд на любопытной картине всего на пару секунд, она, стараясь не привлечь больше ничьего внимания, переключилась вновь на игру. Но было поздно. Эльвира, сразу почувствовавшая в ней возможную соперницу (а она в каждой красивой женщине видела соперницу, зная слабости Зимовского), и теперь пристально за ней наблюдавшая, проследила за ее взглядом и расплылась в улыбке. Именно голос Эльвиры и вернул к действительности проснувшуюся Марго.
- С пробуждением Маргарита Александровна, Андрей Николаевич! - сказала язвительно Эля
Андрей с сожалением наблюдал как менялось выражение лица Марго. Улыбка сошла с него, её взгляд ещё секунду назад такой тёплый и родной, стал тускнеть, она растеряно опустила глаза, обхватила плечи руками, как бы защищаясь, и взглянула на Андрея уже по другому, зло, будто он её застукал за преступлением. На него повеяло холодом, как от Ледовитого океана.
- Как спалось? И как у вас так получается - вместе засыпать, вместе просыпаться? Такая феноменальная синхронность не может не удивлять! - Эля была в ударе. - Не каждая семейная пара может этим похвастаться.
К Эльвире незамедлительно присоединился Антон:
- Шутка ли, столько времени вместе, буквально бок о бок ..., - и, заметив недобрый взгляд Наумыча, продолжил: - проработали! Вот с кого нам надо брать пример! Какая сплоченность, взаимопонимание, взаимодействие ...
Внимание всех переключилось на проснувшихся. Но тот, для кого, большей частью, предназначались эти слова, остался непоколебим. Гоша, давно разгадав замысел Зимовского и Эльвиры, решил, что впредь не поддастся на их провокации. Он повернулся к Марго и с улыбкой спросил:
- Ты, выспалась, дорогая?
- Да, спасибо. - всё ещё растеряно проговорила та.
- Маргарита Александровна, Андрей, раз вы уже проснулись, может, присоединитесь к нам? - предложила Галя. - Мы только начали.
- Вот и фишечка у нас еще одна осталась, прямо для вас - красненькая! - поддержал супругу Валентин, и тут же получил от нее толчок в бок. - А что я сказал такого? Она, действительно, красного цвета.
- Нет, спасибо, Галя! - в унисон ответили Марго и Андрей и сразу же замолчали, смутившись.
Эльвира захихикала, переглянувшись с Зимовским, который сразу же включился в разговор:
- Галина Степановна, что же вы дезинформируете наших самых ценных сотрудников? Формулировочка неправильная у вас. Участие в такой крайне увлекательной и не менее познавательной игре - не личное дело каждого, а подчинение приказу начальства. Я прав, Борис Наумыч?
- А и, правда, Марго, Андрей, присоединяйтесь, - поддержал Егоров, но его тон не был приказным, скорее даже дружелюбно-просящим.
Марго только открыла рот, чтобы ответить, но Зимовский не унимался:
- А, кроме того, Маргарита Александровна, я всегда видел в вас достойного конкурента, не делая скидку на ваш пол, - многозначительно замолчал, а потом продолжил: - Хоть я и отношусь с большим уважением ко всем присутствующим, но равных себе конкурентов в этой игре среди них не вижу. Ну, разве только Борис Наумыч, но он у нас неиграющий игрок - банкир!
Обводя всех взглядом, он вещал дальше:
- Вот ведь парадокс - народа собралось немало, а сразиться не с кем: пионеры, то есть студенты, беременные, пенс..., - увидев лицо Егорова, запнулся и сделал вид, что закашлялся, а потом продолжил: - стюардессы, официантки...
Окончанию его речи никто из непосвященных не придал значения, поскольку Наумыч буквально взорвался от негодования, заявив, что это было последней каплей, и его терпению настал конец, к нему присоединились другие возмущенные. Зимовский начал оправдываться, уверяя, что ни в коем случае никого не хотел обидеть. Он это делал с таким выражением искреннего раскаяния на лице, что даже Эльвира в это почти поверила. Но когда он перевел свой взгляд на Марго, то там не было даже тени раскаяния или сожаления о случившемся, а только неприкрытый вызов. «Ну, что курица, успокоилась и расслабилась? Еще посмотрим: кто кого!» - Зимовский не смог сдержать улыбки при таких мыслях.
Марго откинулась на спинку кресла.
- Спасибо, Антон Владимирович, но у меня нет никакого желания играть в ваши игры. - Она выделила слово «ваши». Конечно же, Марго понимала, для кого и чего было устроено это представление, и о какой игре, где она противник, говорил Антон. Выиграв сражение, она еще не выиграла войну. И о начале военных действий ей только что объявили.
В этот момент она поймала на себе взгляд Андрея. В нем была неподдельная тревога и столько нежности, что война с Зимовским моментально отошла на второй план. Марго закрыла глаза.
После спектакля Зимовского Андрей для себя с грустью отметил: «А в ее жизни почти ничего не изменилось. Все та же борьба за выживание. Как она это все выдерживает?»
В этот момент в салоне появилась стюардесса (никто и не заметил, когда она вышла) и объявила:
- Подлетаем к аэропорту Дубаи, он очень красив. Этот аэропорт, по праву, считается одним из самых красивых в мире, вам можно будет его осмотреть но надолго не расходитесь. Через два часа вылетаем на Мальдивы.
Марго открыла глаза, когда уже сели, Андрея на своём месте не было, и она могла свободно вздохнуть, без его пристального взгляда. Гоша суетился как дитё малое в предвкушении чуда. «Какой он забавный», - подумала Марго. - «Как будто только мир увидел, всё ему интересно. Хотя, возможно, так и есть. Ну что Маша видела в своей жизни?!»...

Надежда Тарасенко в соавторстве с Оксаной Панасенко

Продолжение на стр. Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.4

Смотрите так же

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.2

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.1

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать (окончание)

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.26

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.25


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)