Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.25

Глава 25
Марго как на крыльях прилетела в лагерь, но её ждало разочарование - Андрея там не было. Улыбка сошла с лица, то тут же, на него вернулась. «Ну, конечно же, он пошёл к водопаду, - осенило её. - Последний романтик». И она, резко развернувшись, умчалась так же стремительно, как и появилась.
Увидев её в лагере Майя насторожилась, она боясь, что Марго тотчас учинит над нею «расправу». Отметив про себя, что та ищет совсем не её, Майя слегка удивилась, но потом поняла: королева Марго, наконец, сделала свой выбор.
Прибежав к водопаду, Марго замерла, залюбовавшись открывшейся перед ней картиной. Андрей, закрыв глаза, стоял в струях воды, вода стекала по его лицу... по плечам... Она не могла оторвать от него взора, и он, словно почувствовав ее взгляд, открыл глаза и направился к ней. Марго стояла, как заворожённая, не в силах сдвинуться с места. Мечта, такая, казалось бы, далёкая и неосуществимая, стала реальностью, она с трудом верила собственным чувствам и эмоциям, сердце от счастья готово было вырваться из груди. Она со стоном кинулась к нему в объятия.
- Как долго я об этом мечтала!
- Марго! - выдохнул он.
- Я хочу тебя! - произнесла она хрипло, а он чуть с ума не сошёл от ее слов и переполнявших их чувств.
Он нежно прикоснулся к ее лицу и заглянул в бездонные глаза любимой. Глаза, которые никогда ему не лгали, которые он видел каждую ночь во сне с момента их расставания, которые заставляли его забыть обо всем на свете... Заглянув сейчас, он увидел там только бескрайнее море любви и нежности. Увидел и тут же утонул в них ...
Она прижалась к нему, вдохнула его запах и потеряла связь с действительностью. «Как же давно она об этом мечтала! Мечтала, мечтала... Потом запретила себе. Но он продолжал приходить к ней во сне. Снова и снова... И вот сейчас... Это, действительно, с ними происходит? А, вдруг это сон? Тогда пусть он не заканчивается!»
Андрей нежно прикоснулся к ее губам, как будто тоже боялся, что это всего лишь видение и от его прикосновения оно растает. Она ответила на его поцелуй, сначала осторожно, но потом он становился все жарче и жарче. По телу Марго пробежала дрожь, она перестала ощущать реальность, тело как будто растворилось, растаяло, как воск. Ноги стали ватными и перестали её слушаться, и если бы не сильные державшие её руки, она бы упала.
Каждое его прикосновение она ощущала так остро, поток нежности от губ спустился вниз живота и разлился горячей волной желания.
Освободившись от одежды, они как в воду нырнули в мир чувств и ощущений.
Они упивались друг другом и не могли напиться... Земля закружилась в водовороте любви и нежности... А им всё было мало...

Следом за Марго в лагере появился Гоша. Он многозначительно посмотрел на Майю и тоже исчез. Майя поднялась и, скромно потупив глазки, ушла в том же направлении, что и он.
- Что делается?! - хохотнув, сказала Эльвира Гале.
- И не говори!!! - ответила та, и все дружно, за исключением Наумыча, он был занят приготовлением к рыбалке, принялись за обсуждение такой животрепещущей темы, как в старые добрые времена там, на кухне, в редакции... Глядя на них, Наумыч улыбнулся: «Ничего не изменилось... Прям хобби, одно на всех...» - и побрел к океану.

- Гош, ну, как вы поговорили? - спросила с тревогой Майя, когда они немного отошли от лагеря.
- Всё хорошо, мы пришли к обоюдному согласию.
- Это как? - напряглась она.
- А вот так! - он схватил её и закружил.

Уже начинало смеркаться. Марго с Андреем утомлённые лежали на травке у водопада.
- Надо вернуться в лагерь, а то нас буду искать, - сказала Марго, но даже не шелохнулась. Её голова так уютно покоилась у него на плече, и не было ни сил, ни желания уходить с этого, поистине райского для них двоих, места. Они были сейчас в раю, и им хотелось остаться здесь навсегда.
- Не будут, - ответил Андрей. - Они все уже обо всём догадались.
Он держал её в своих объятиях и совершенно не собирался размыкать рук.
- Останемся здесь навсегда? - улыбнулась она, озвучив свои мечты.
- Навеки!
- Андрюш... я так люблю тебя!
Он посмотрел ей в глаза:
- Скажи ещё раз! Ты сводишь меня с ума этими словами...
- Ты мне нужен в своём уме.
- Я его давно потерял... Как только взглянул в эти синие глаза понял, что пропал.
- Совсем пропал? - спросила она нежно.
- Без остатка.
И он начал вновь покрывать её поцелуями, исследуя каждый участочек тела.
- Андрюш... - глухо застонала Марго.
И погрузились в новый водоворот ощущений...

Майя с Гошей под вечер вернулись в лагерь. Как ничём не бывало сели ужинать вместе со всеми. На них поглядывали и перешёптывались, но парочка делала вид, что не замечает этого. Наконец, Зимовский не выдержал:
- А где это Андрей с Марго? - спросил он с ехидцей.
- У них медовый месяц, - совершенно спокойно ответил Гоша, чем обескуражил окружающих. - А что вы на меня так смотрите? Не надо делать вид, что вы ничего не понимаете. Всем всё уже давно известно.
Наумыч подошёл к нему. Обнял по-отечески:
- Горжусь тобой. Вот так просто отпустить... Ты - молодец! Молодец! Марго она тебя подавляла своей энергией, - принялся он философствовать. - Ты с ней совсем себя потерял... Я не видел прежнего Гошу... Тебя, как будто пришибли пыльным мешком... А вчера...Ты как будто вернулся... Прежний... Расцвёл... Стал весёлый, заводной, как раньше... Каждый должен быть со своей парой... Закон природы...
- Мы с Марго это поняли.
Своим ответом он обрубил все дальнейшие подколки в их адрес, чем расстроил главного зачинщика. Антон только и смог съязвить:
- Что произвели рокировочку? Поменялись королевами?!
- Ты правильно сказал - королевами! - ответил Гоша и крепче обнял Майю, и не обращая ни на кого внимания, продолжил с нею ворковать. - Ты - моя королева, эльфийская...
- Почему эльфийская? - удивлённо спросила та.
- Очень мудрая и красивая.
- У меня ушки не острые, - ответила она, нежно глядя ему в глаза.
- Ничего, у тебя язычок всё компенсирует.
Антон перекривил их и ушёл спать, за ним потихоньку все разошлись, посылая улыбки влюблённым, а парочка ещё долго ворковала в свете луны.

Утро дохнуло прохладой, Андрей открыл глаза, взглянул на спящую рядом Марго, и улыбнулся. Как она была красива! Лучики солнца, пробивавшиеся сквозь листву, целовали её лицо, нежно ласкали шейку. Хотел бы он стать сейчас лучиком, скользившим по её телу. Андрей прикрыл её одеждой от утреннего озноба и пошёл к водопаду. Вдохнул полной грудью и нырнул в его прохладу. Жизнь казалось сказочной, на этом райском острове. Он был полон надежд, воскресший к новой жизни.
Плескался он довольно долго и, вернувшись к Марго, удивился, что она ещё спит.
Присел к ней и поцеловал прохладными губами её губы.
И тут же улыбка сошла с его лица - они были горячими. Андрей прикоснулся ладонью к её лбу, и его как будто обожгло огнем.
- Марго, - позвал он встревожено.
Она не отозвалась.
- Марго, - он принялся трясти её за плечи, но безрезультатно. - «Какой же я идиот! Наверное, она простыла. Не надо было оставаться на ночь здесь», - корил он себя.
Наспех одел её, оделся сам и, осторожно взяв на руки, понёс в лагерь, по пути, через каждый метр, пытаясь привести её в чувство.

Дорога в лагерь казалась ему самой длинной - нет, не из-за ноши, его сводила с ума тревога за неё.
Когда он появился в лагере с Марго на руках, оказалось, что объяснять ничего не нужно, в такой же горячке пребывал и Гоша.
Марго уложили на постель, все были встревожены.
- Один человек - это ещё простуда, два - это уже эпидемия, - подытожил Наумыч. - Так, их нужно изолировать. Придётся всем переместиться на одну половину дома. Вторую сделаем лазаретом.
- Да, что же это такое? - в панике спросила Люся.
- Да? - все вопросительно взглянули на Майю.
- А я-то, откуда знаю?!! - ответила она. - Я - психолог, а не врач. Ясно одно: они подхватили какую-то болезнь.
- Странно, почему только они? - размышляла вслух Галя.
- Я думаю, это из пиратского острова, - предположила Майя.
- Но Андрей то... - начала Галя и осеклась, внимательно на него взглянув.
Все тоже обернулись.
- Я в порядке, - ответил тот и присел.
Майя подошла к нему и потрогала лоб:
- Тоже температура. Всё понятно.
Андрея тут же уложили в постель, несмотря на его сопротивление. Майя порылась в аптечке.
- У нас есть только жаропонижающие. Ну, за неимением лучшего... - и она протянула таблетку Андрею.
- А Марго? - спросил он.
- А как же! - ответила Майя и, взяв ложку, измельчила в ней таблетку, высыпала в воду и дала пить Марго. Ту же операцию она проделала и с Гошей.
- Это всё, что я могу, - она присела на постели возле него, в надежде прикоснулась ко лбу. Но он был горячий. Майя обернулась к стоящим позади МЖовцам, с тревогой наблюдавшим за происходящим:
- Лучше держаться отсюда подальше, чтобы мы все не заразились. Хотя, возможно, уже поздно...
- Как поздно? - испугалась Эля. - Я не хочу болеть.
- А кто хочет? - обречённо произнёс Валик.
- Без паники! - спокойно заявил Наумыч, хотя у самого внутри всё сжалось. - Вышли из хижины на свежий воздух. Может, всё не так и печально.
- Эх... Попадись мне сейчас в руки этот Гальяно, - сказал он уже другим тоном, когда все вышли и погрозил кулаком в небо.
- Водка! - вдруг вскрикнула Майя.
- Правильно! - подхватил Кривошеин. - Надо выпить! - и добавил, виновато глядя на Галю:
- Для обеззараживания.
- Да нет же, - перебила Майя. - У нас почти ящик водки. Мы можем растирать больных нею, это хоть немного снизит температуру.
- Водкой? - спросил Зимовский, широко раскрыв глаза от удивления, и чуть не добавил: «Зачем переводить продукт».
- За неимением лучшего - пойдёт и водка, - ответила Майя, по- своему расценив его возглас.
Ещё пара человек была возмущена этим, но решили за лучшее промолчать. Этой парой были Валик и Коля. Они не на шутку обеспокоились неожиданно нарисовавшейся проблемой непонятной инфекции. Отозвали в сторону Майю, как самого компетентного в этом вопросе человека, и устроили допрос с пристрастием. Но Майя оказалась не так уж компетентна, к тому же была слишком обеспокоенной за жизнь заболевших, так что ответив кое-как на пару вопросов, убежала в лазарет. Друзья растерянно переглянулись.
- Мы пойдем своим путем! - твердо заявил Кривошеин.
- А это как? - уставился на него студент.
- Главное в нашей ситуации что? - Валик посмотрел на Колю, словно тот был на экзамене.
- Что? - продолжал не понимать его курьер.
- Профилактика! - Кривошеин поднял указательный палец вверх. - И, конечно же, не поддаваться панике!
- А поконкретней?
- Если это инфекция, то и действовать надо соответствующе. Как при гриппе, например. А там что делают?
- Что?
- Студент, не тупи! И как ты только в институте учишься?
- Нормально учусь! Я же не в медицинском, - обиделся Коля.
- Ладно, слушай меня. Нам надо одеть маски и принять что-то обеззараживающее внутрь.
- Водку! - обрадовался студент.
- Вот, можешь, когда хочешь!
- Но ты же этот вариант уже предлагал... - напомнил Коля.
- Будем использовать теперь личные связи! - подмигнул Валентин.
Коля снова хотел было возразить, но передумал. Они отправились к главному по спиртным запасам. Но Галочка была непреклонна - нечего переводить «лекарство», оно нужно для больных.
- То есть я сначала должен заболеть, а потом ты выдашь мне водку?! - возмутился благоверный.
- Именно, и, заметь, исключительно только для наружного применения! - Галочка погрозила им пальчиком и отправила узнать, не нужна ли помощь Майе.
Мужчины, тяжело вздохнув, отправились в дом.
- Ладно, пошли хоть маски сделаем...
Зайдя в хижину, они спросили у Майи, что необходимо и, услышав, что пока ничего, отправились мастерить средства индивидуальной защиты. Перерыв сумки с вещами, нашли нечто подходящее - женские платочки. В процессе поисков Валик натолкнулся на Галочкины витамины для беременных.
- Слушай, студент, а ведь витамины тоже используют для профилактики инфекций?
- Вроде... Только эти же для беременных...
- Ну, и что? Это же все равно витамины! Примем по одной?
- Не знаю... Страшно как-то...
- А умереть не страшно?
Этот аргумент был веским, мужчины приняли по витаминке и, завязав платки таким образом, чтобы прикрыть нос и рот, довольные собой вышли на поляну.
Первым эту чудо-парочку увидел Антон и чуть не лопнул со смеха: только перепуганные глаза выглядывали из-под гламурненьких пестреньких женских платочков.
- Вы решили рассмешить нашу страшную инфекцию? Думаете, она, увидев вас в таком прикиде, умрет от смеха?
- Зря смеешься! Мы еще и витамины приняли! - гордо заявил Валик.
- Профилактика! - Коля поднял указательный палец вверх.
- И что за витамины такие? - пытаясь сдержать смех, заинтересовался Зимовский, но когда увидел баночку с кенгуру, то уже не смог удержаться - его хохот разнесся по всей округе, и общественность быстренько сбежалась на эти звуки. Антон сквозь смех и слезы поведал всем о сторонниках профилактической медицины. Но народ хохотал уже и так, только увидев их, а когда узнали про витамины... Галочка тут же отобрала их у муженька.
- Борис Наумыч, боюсь, вы разоритесь теперь на декретных, - подмигнул начальнику Зимовский и снова прыснул от смеха. - У нас же теперь беременных стало ровно в три раза больше!
Новая волна хохота эхом пронеслась над островом. Даже Майя покинула свой пост, чтобы узнать причину веселья. И только двое не поддавались всеобщему веселому настроению. Коля хотел было снять «маску», но Валик его остановил:
- Смеется тот, кто смеется последним! - с обидой в голосе произнес Кривошеин и с этими словами товарищи гордо потопали прочь.
Но отойдя несколько шагов, Валик повернулся и обратился к жене:
- Галь, а может тебе тоже... - и он показал на «маску».
Галя, немного успокоившаяся, вновь рассмеялась и только покачала головой, не в силах говорить. «Люди в масках» удалились.
- А они молодцы! - перестав хохотать, заявила психолог. - Ведь положительные эмоции - это сильнейшее лекарство! А в нашей непростой ситуации очень нужное. Зря мы так с ними... Надо бы извиниться...
Народ, потихоньку приходящий в себя и вытирающий слезы, закивал одобрительно.
- А, кроме того, их идея с масками не так уж нелепа. Только вот, боюсь, что может быть поздно... - она снова стала сосредоточенно-грустной, вспомнив о своих пациентах.
- Что, так все плохо? - с тревогой в голосе поинтересовался Егоров.
Майя, молча, покивала головой и вернулась в дом.

Весь оставшийся день все пребывали в тревоге. Майя как могла, ухаживала за больными, но температура сбивалась ненадолго и поднималась вновь, они находились в полусознательном состоянии, а Майя была на грани отчаяния. Единственную надежду возлагали на то, что организмы у всех молодые и крепкие.
Под вечер поняв, что дело гораздо хуже, чем они думали, МЖовцы разожгли на берегу сложенный Кривошеиным и командой сигнал: «SOS». И даже когда он догорел, долго ещё сидели и ждали чего-то... Но чудо не случилось... С мрачным настроением отправились спать, надеясь на лучшее завтра.
Утром Зимовский встал в самом прекрасном расположении духа, вышел из хижины, сладко потянулся. И удивился - к тому времени, как он просыпался, жизнь в лагере уже бурлила вовсю, а сегодня было полное затишье. Он вернулся в хижину: «Спят что ли?!» Подошёл к Эле, позвал, она не откликнулась... Осенённый страшной догадкой осторожно прикоснулся к её лбу и резко одёрнул руку. Лоб был горячий. Антона от ужаса обдало холодным потом. Он подошёл к Наумычу, тот тоже горел. Можно было не проверять остальных, ему стало ясно - они все заболели. Несколько минут он стоял в оцепенении, боясь шелохнуться от сковавшего его страха. Затем, как будто очнувшись, стал метаться по лагерю в панике, не зная за что хвататься. Но так как успокоить его было некому, Зимовский, запыхавшись, остановился сам. «Спокойствие, взял себя в руки. Капец! Девять трупов и я!». Взять себя в руки долгое время не удавалось, вспомнив о водке, он лихорадочно схватил бутылку и опрокинул в себя сколько смог. Ему показалось, что полегчало и он начал трезво размышлять над своим положением: « Все больны... Я один остался здоров... Я как Робинзон Крузо! Но у того хоть трупов поменьше было! - запаниковал опять. - «Стоп, они ещё все живы! И я могу что-то делать! Как там Майя их лечила...»
Водка помогла обрести самообладание, разлившись теплом по телу и нежно ударив в голову, навела в ней порядки. Вконец успокоившись, Антон собрался с духом и первым делом принялся всех лечить. Нашёл жаропонижающее, которое использовала Майя, измельчил его, развёл в воде и принялся их поить. Он обошёл уже всех, последняя оставалась Марго. У её постели он остановился и задумался: «А что если она умрёт?... Скажу: недоглядел... Какой с меня спрос? Я же не врач. Лечил всех усердно, и не виноват, что она умерла...» Мысленно уже готовил оправдательную речь, и в мечтах видел на страницах их журнала проникновенный некролог. Присел к ней и прошептал: «Спи спокойно, дорогой товарищ». И вылил лекарство на землю. Заглушив крики совести очередной порцией водки, он вспомнил, что сам ещё ничего не ел. И отправился на поиски чего-нибудь съестного.
Кое-как, позавтракав, а скорее допив бутылку водки, закусывая фруктами, Антон забылся тревожным сном под пальмой. Ему снился безбрежный океан, и он один в лодке, а вокруг кружат уже грифы, чуя близкую добычу. Зимовский закричал во сне и проснулся... Долгое время сидел, пытаясь прийти в себя. Наконец, полностью разогнал дневной кошмар, поднялся и с надеждой пошёл в хижину. Но картина не изменилась, все так же пребывали в полузабытьи, вызванном высокой температурой. Страх холодом прошёл по спине. Он понял, что без помощи им не обойтись. Вспомнив, что Майя тогда поймала сигнал связи, он собрал все телефоны, которые только нашёл и решил ещё раз сходить на вершину горы.
Перед тем, как отправиться в поход, Антон повторил утреннюю процедуру и напоил всех лекарством, обойдя опять Марго. И двинулся в путь. Сначала он пошёл кратчайшим путём, но подойдя к отвесным скалам, тут же передумал. Карабкаться по ним самому было слишком опасно. И он направился в обход, но пройдя несколько шагов, остановился. Неожиданно он словно кино увидел, с ним и Марго в главных ролях. Вот он, карабкается на эту же скалу, секунда, и он на волосок от смерти... И Марго, протягивающая ему руку... Антон тогда точно знал, что она его удержит, не даст упасть. И потому уверенно подал ей свою руку, принял помощь, даже не сомневаясь в её намерениях.
«Какой же я ...», - подумал он и побежал в лагерь. Он нёсся на всех парах, так быстро, как только мог, понимая, что сейчас от него, и только него, зависит жизнь человека.
Прибежав, лихорадочно приготовил лекарство, подумав, что одной дозы мало, он всыпал две, и напоил Марго. Только когда она выпила, он немного успокоился. Но остался у ее постели. Она вся горела, дыхание было прерывистое, начала бредить... Звала то Андрея, то Гошу... Потом внезапно притихла. Антон испугался: «А вдруг она...» Он начал лихорадочно искать у нее пульс. Нащупал... Он зашкаливал! Внезапно почувствовал неведомое ранее для него чувство вины и ответственности. «Надо что-то делать! Она не может умереть! Что там еще Майя говорила? Водка!» Он молниеносно сгонял за ней и начал растирать Марго. Потом сел рядом и стал ждать... Казалось, время остановилось... Минуты тянулись бесконечно... Он снова прикоснулся рукой к ее лбу и вздохнул с облегчением - температура начала падать.

Вышел из хижины и сел на песок, казалось с него свалился тяжкий груз... Вроде бы ничего такого и не совершил... а уже чувствовал себя человеком.
Настроение поднялось, жизнь перестала казаться такой мрачной. Он с надеждой пошёл к скалам, поднялся на вершину и включил все телефоны. Начал ходить с ними по небольшой площадке на самом гребне скалы. На удивление, сигнал поймал довольно быстро, нашёл номер Гальяно на карточке с телефона Майи. И с замиранием сердца набрал его. Пошёл вызов, Антон чуть не запрыгал от радости, сдержался лишь потому, что боялся потерять сигнал. Вызов шёл недолго, на том конце не взяли трубки, просто сбросили. Он ещё раз набрал, опять сбросили. Антон был упрямый и набрал вновь, повторилось то же самое. Он даже зарычал в отчаянии и появилось острое желание кого-нибудь убить. Он вновь и вновь лихорадочно посылал сигнал, а его всё так же методично игнорировали. Наконец, он догадался послать смс, её проигнорировать никак не смогут. Прочтут... он так надеялся...
Закончив все манипуляции с телефонами, он спустился в лагерь, всю дорогу надеясь, что вот он сейчас придёт, а они все живы, здоровы, и даже ругают его, что он так долго ходит. Но его надежды не оправдались... В лагере всё было так же... тихо и пусто. Его снова охватили страх и паника. Зимовскому ничего не оставалось, как напиться и рухнуть под ту же пальму, забывшись дурным сном.
Опять ему снились кошмары... Он доктор, работает в больнице, лечит больных... Потом он здесь, на острове, и лечит уже своих товарищей... Ничего не получается. Он в отчаянии выходит из хижины, садится под пальмой. Вдруг замечает, что по лагерю бродит какое-то привидение... Он в страхе прижимается к пальме, обнимая её, как родную... А привидение всё приближается... вот уже их разделяет всего несколько шагов... Антон заорал, от ужаса.
- Ты чего орёшь? - спросило спокойно привидение.
Оно говорило, каким-то, до боли знакомым голосом.
- Марго?! - осторожно спросил Зимовский.
- Ну, ты даёшь, Антоха, надо же было так набраться, что уже никого не узнаёшь.
- А ты чего в белом? - он медленно приходил в себя.
- Это полотенце. Я проснулась вся мокрая, вот и.... - она удивлённо его рассматривала. - Антон, с тобой всё в порядке?
- В порядке, - он понял, наконец, что это не сон. - Марго!!! Ты выздоровела!!! - закричал он так обрадовано, что она даже отшатнулась.
- Капец! Это ж надо так напиться?!
- Ты здорова!!! - он вскочил и принялся её обнимать.
- Точно, рехнулся! - она, попыталась освободиться.
- Я тут с ума сходил..., я же думал, вы все умрёте... ещё этот сигнал... Гальяно, полный козёл... я несколько раз набирал, а он сбрасывает..., но я отправил смс... он не отвертится... подожди... у тебя нет температуры... это от дозы... я тебе влил двойную... или от водки... надо и остальным...
Весь его монолог Марго молчала и тихонько отступала назад.
- Антон, ты главное не волнуйся! Всё будет хорошо!
- Конечно же, будет хорошо! - всё так же взволнованно закричал он и побежал к хижине.
Марго, держась на расстоянии, пошла следом.
Зимовский достал таблетки, начал измельчать их и растворять в воде.
Марго теперь стала понимать его странный монолог.
- Антон, ты всё это время поил нас таблетками? - спросила она, удивлённо глядя на него, как будто видела впервые.
- А кто ж ещё?!
- Давай помогу.
- Давай, - он протянул ей таблетки и вторую кружку.
Марго стала повторять манипуляции с лекарством.
- Антон, а есть еще таблетки? - спросила она, пересчитав остаток.
- Нет, это все, - ответил тот, не прекращая лечебный процесс.
- Но... - Марго запнулась. - Если мы сейчас всем дадим двойную дозу, то ничего не останется...
- Будем надеяться, что им всем поможет также, как тебе. А еще мы их тоже водкой разотрем.
- Это да. Будем надеяться. Но я о другом... А если вдруг ты заболеешь?
Антон на секунду остановился, а потом невозмутимо продолжил свое занятие:
- Надеюсь, этого не случится или к тому времени эта сволочь, Гальяно, прилетит за нами. В любом случае сейчас у нас нет выбора.
Марго снова посмотрела на Зимовского. Это был другой человек. И он был достоин уважения. Она подошла и протянула ему руку. Он, на секунду замешкался, посмотрел на Марго удивлённо, как будто видел впервые и сначала неуверенно подал руку, а затем крепко пожал.
Вдвоём они напоили больных быстрее. Потом Антон принес водку. Внезапно Марго осенила догадка:
- Ты и меня растирал?!...
- Да, а что мне оставалось делать? - но взглянув не её ошарашенное лицо, не смог сдержаться. - А ты... так ничего...
- Антон?! - её глаза стали ещё больше.
- Успокойся, все было в рамках приличия, да и не до того мне было, чтоб твои прелести разглядывать.
Марго покраснела и принялась за дело. Когда и эта процедура была окончена, она надолго задержалась возле Андрея: сидела, прислушиваясь к его дыханию и гладя волосы.
Антон посмотрел на неё и ничего не сказал. Он вышел, развёл костёр и даже прикрепил котелок с водой, чтобы они могли попить чай.
Марго вышла:
- Антон, - начала она неловко. - Спасибо тебе.
Он удивлённо поднял голову.
- За что?
- За всё, ты же лечил ... меня ... всех...
- А... - ему вдруг стало так стыдно, и он добавил: - А что мне было делать? Ждать пока вы умрёте? Я это делал исключительно для себя. Одному так жутко на острове, - он повёл плечами. - И трудно. Некому даже поесть приготовить.
- Ну, конечно, - она не поверила его браваде. - Кстати, так есть охота, - сказала, чтобы сменить тему.
- Из еды - только фрукты и скоро будет чай.
- Так это ж замечательно!
Она присела рядом с ним и с удовольствием съела всё, что было.
- Надо запастись фруктами побольше, когда остальные проснутся, они, скорее всего, будут такими же голодными, - хмыкнул Зимовский.
- Ага, - ответила Марго, дожёвывая банан...

Надежда Тарасенко в соавторстве с Оксаной Панасенко

Продолжение на стр. Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.26

Смотрите так же

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.24

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.23

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.22

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.21

Фанфик Н.Тарасенко: Экстрим не предлагать Гл.20

Комментарии

Надежда // 03-23-2012 11:49:22

Глава 26

Закончив скромный фруктово-чайный ужин, Марго и Антон поспешили вернуться к своим пациентам. Они так надеялись на быстрый эффект от проведенной практически интенсивной терапии, но... не случилось. Остальные «МЖовцы» по-прежнему были в полузабытьи, хотя и наметился явный прогресс - высокой температуры ни у кого уже не было. «Доктора», не раздумывая, решили установить ночное дежурство. Понимая, что надо беречь силы на будущее, ведь неизвестно, сколько времени еще придется нести вахту у постелей товарищей, сошлись на том, что дежурить будут по очереди. Первым вызвался Антон. Марго по привычке хотела поспорить, но вдруг почувствовала неимоверную усталость и согласилась. Прилегла рядом с Андреем, положив голову ему на грудь, чтобы слышать, как бьется сердце любимого. Именно под эти звуки, ставшие для нее колыбельной, она уснула практически сразу же.
Антон каждые полчаса проводил обход, но большую часть времени находился возле Эльвиры. Вглядываясь в несколько заострившиеся за время болезни черты ее лица, он вдруг осознал, что они родные для него. «А, может, мне и, правда, того... жениться на ней?...» Но тут же прогнал эту мысль, мотнув головой. Притронулся рукой к своему лбу. «Может, я тоже заболел? Нет..., температура вроде нормальная, а в голову бред лезет...»


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)