Легче идеал опустить к себе, чем подниматься к идеалу

Мне импонирует желание Ilyana разобраться как могло появиться такое произведение как «Маргоша 3» и в чем виноват зритель, почему на нем отыгрались сценаристы. Мне недавно попались интересные рассуждения, думаю, немного объясняющие феномен этого «переворота» - от аргентинского оригинала к нашей российской «бомбе».

Шекспировский Гамлет говорит: «Сам я – сносной нравственности. Но и я стольким мог бы попрекнуть себя, что лучше бы моя мать не рожала меня». Представим себе на минуту – кем мы в действительности, без прикрас и снисхождения являемся, предстоим со всеми нашими слабостями, соблазнами, промахами, грехами – чего мы тогда заслуживаем? Кто устоит перед таким взглядом и судом? В результате практически всегда неутешительная картина и – особенно при долгом и пристальном ее созерцании – уныние, разочарование в человеке и человечестве, почва для неверия, цинизма или отчаяния (словом, как писал А.С. Пушкин в «Евгении Онегине», «кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей»). Надо ли говорить при этом, что к другому мы куда более объективно внимательны и критичны, чем к себе – вспомним притчу о замечаемой в чужом глазу соломинке-недостатку и незамечаемому у себя недостатку-бревну. Эта особенность нашего восприятия очень выручает самолюбие, умело и преданно выполняя главное его задание – во всем обелять себя (в данном случае очерняя других) и доказывать, что ты весьма хорош (по сравнению с гнусными другими). Отсюда тенденция (особенно характерная для безвременья и потери нравственных координат) к жадному чтению разоблачительных биографий великих людей, копанию в частной жизни, низвержению идеалов, сведению всего возвышенного к низменному и компрометирующему.

Можно вспомнить слова А.С. Пушкина из письма к П.А. Вяземскому, который готовил в 1825 г. статью о погибшем при освобождении Греции лорде Байроне и сетовал, что оказались утерянными какие-то дневники Байрона. «Зачем, - отвечал Пушкин, - жалеешь ты о потере записок Байрона, черт с ними!... Мы знаем Байрона довольно. Видели его на троне славы, видели в мучениях великой души, видели в гробе посреди воскресающей Греции. Охота тебе видеть его на судне. Толпа жадно читает исповеди, записки, потому что в подлости своей радуется унижению высокого ( в нашем случае высокого чувства любви, которое было показано в аргентинских сезонах – Наталья), слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал как мы, мерзок как мы! Врете подлецы: Он и мал и мерзок – не так, как вы – иначе».

Ilyana увидела закономерность появления «Маргоши 3» в особенностях режиссерской работы А. Силкина, сценаристов сериала, а я бы еще добавила общую направленность на ниспровержение всех идеалов, которая характерна ныне большинству представителей так называемых верхов (не важно, чего – власти, бизнеса, телевидения). Они, как то кривое зеркало, отражают только кривые рожи своей бездуховности, жадности, страхов, неверия в любовь, в светлое будущее и т.п. И все это отношение к жизни, может быть даже бессознательно, отразилось в их работе над «Маргошей», ведь, как я уже говорила, в капле воды отражается океан, а в данном случае – черный омут, который и был излит на зрителей. И, к великому сожалению, многим понравилось.

Можно представить, как они рассуждали: ты, смотри, как Марго быстро забыла Калугина, как я своего Васю; правильно, что она выбрала Макса, я бы тоже на ее месте выбрала того, что моложе и красивее; Макс хапнул Гошино, ну и что, он - авантюрист, мне бы такое подвернулось (квартира, машина, должность, зарплата, красавица Марго) и я бы не отказался; молодец Макс, назвал Марго овцой, значит, не грех, что я своего вчера материла на чем свет стоит, хорошо, что Марго за овцу не обиделась, я тоже от своего чего только не наслушалась, но на развод-то я не иду подавать; подумаешь, Валик и Галя сплетничают, я вон тоже на работе люблю о других потрепаться, значит, я не делаю ничего страшного, другие, вон, еще хуже.
А сказка, идеал вызывает острое недовольство своей жизнью, понимание, что надо что-то в ней менять, меняться самой, а это трудно, страшно. Легче идеал опустить к себе, чем самой подниматься к идеалу. Сказка мешает жить, тревожит, вызывает зависть, поэтому для некоторых лучше такой реализм, как «Маргоша 3», чем сказка аргентинских сезонов.

Наталья

(Оставлено на стр. «Силкина сила»)

Смотрите так же

Современная любовЪ

«Силкина сила»

«Стеб» над Зрителем

Современная социокультура

Еще раз про любовь...


Оставьте комментарий

- Имя (обязательное)

- E-Mail (обязательное)